Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Религиозный обозреватель радиостанции "Голос Америки", клирик РПЦЗ(Л) протоиерей ВИКТОР ПОТАПОВ: "В историю это объединение, если оно произойдет, войдет как президентское объединение"


Портал–Credo.Ru: Начался визит главы Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) митрополита Лавра в Россию. В ходе визита первоиерарх РПЦЗ(Л) будет встречаться с представителями МП, в том числе с предстоятелем Русской Православной Церкви Московского патриархата (РПЦ МП) Патриархом Алексием II. существует мнение, что эта встреча первоиерархов может стать преддверием объединения двух ветвей российского православия. Насколько обоснованы такие надежды?

Протоиерей Виктор Потапов: Митрополит Лавр уже бывал в России. Но это его первый визит в качестве первоиерарха Зарубежной Церкви по приглашению Патриарха Алексия, переданного президентом Путиным, с которым он встречался в ноябре 2001 года.

Как вашему Порталу, вероятно, известно, епископ Ишимский и Сибирский Евтихий, который в свое время перешел из Московской патриархии в РПЦЗ, сделал доклад на Архиерейском соборе РПЦЗ, в котором отметил ряд положительных сдвигов в жизни Московской патриархии.

После этого доклада началась активная подготовка к диалогу. Позже в пригороде Будапешта Сентендре состоялась конференция по новейшей истории Церкви, на которой обсуждался период революции 1917 года. Эта конференция была создана для того, чтобы обе стороны – и РПЦЗ, и РПЦ МП - могли высказать точку зрению на историю, на тот период. Я вступил с докладом на ней. Затем такие конференции получили благословление уже на более высоком уровне. Вторая конференция по истории состоялась уже в Москве в Андреевском монастыре в Синодальной библиотеке. Она была посвящена периоду 30-х годов. Третья, к сожалению, пока не состоялась. Но сам факт таких конференций свидетельствует о том, что была подготовка, диалог развивался.

Я считаю, что сегодня нужно говорить о периоде 50-60 гг. – это очень важный период в истории Русской православной церкви. Иерархи, которые правят сейчас в России, уже начинали свою церковную карьеру.

Что касается вопросов сближения и объединения наших Церквей, то это довольно длительный и сложный процесс. Владыка Лавр сделал несколько заявлений по этому поводу, дал интервью Интерфаксу, Патриарх Алексий II также дал интервью Интерфаксу. В этих интервью не говорится о том, что достигнуты какие-то административные результаты. Нет пока и речи об установлении евхаристического общения. Этот важнейший вопрос будут решать Архиерейские соборы как Московского патриархата, так и Зарубежной Церкви. Хотя наша Церковь не планировала проведения собора в этом году, но чтобы решить вопрос канонического общения, внеочередной собор в этом году, скорее всего, будет созван.

Что касается административных вопросов, это вопрос времени, это очень сложно и пока не ясно, как будет объединение происходить, какое это будет иметь воздействие на параллельные структуры Зарубежной Церкви в России, как это будет влиять на наши отношения с различными старостильными группами в Болгарии, Румынии. Это все очень сложно. И как это будет разрешать Архиерейский собор – я не знаю.

– Ранее одним из важных условий сближения РПЦЗ и РПЦ МП был вопрос, который поднимался Зарубежной Церковью, о покаянии иерархов МП за сотрудничество "с богопротивной и богоборческой властью". Сейчас этот вопрос как-то не поднимается. В чем дело? Это изменение позиции руководства Зарубежной Церкви или что-то другое?

– Я не знаю, трудно сказать. Я хочу надеяться, что этот вопрос будет сейчас поднят на встрече первоиерархов. Но нам требовать покаяния от других, не принося покаяния за свои ошибки – немыслимо. Каяться надо обеим сторонам. Я надеюсь, что вопрос будет поднят и будет найдено приемлемое решение.

Может быть, во время объединения произойдет процесс покаяния с обеих сторон, как это сделали в свое время митрополит Евлогий Парижский и митрополит Антоний (Храповицкий). Я думаю, здесь нет ничего унизительного. Каяться всегда хорошо. Надеюсь, что это произойдет.

– Какую роль в возможном процессе сближения Церквей, а в дальнейшем, может быть, и объединения будут играть светские власти? Сейчас Путин занимает достаточно активную позицию, поскольку он был один из инициаторов приглашения митрополита Лавра в Россию. И встреча его с владыкой Лавром в Нью-Йорке была достаточно демонстративной.

–У американских светских властей нет и не будет никакой роли. Им это все равно. Со стороны российских властей – шаг был сделан. Мне трудно сказать, будут ли какие-либо еще шаги со стороны российской власти, – я не вхож в мир российского руководства. Путин сделал свое дело, на которое, правда, особых усилий не потребовалось. Но в историю это объединение, если оно произойдет, войдет как президентское объединение, Насколько дальше Путин будет участвовать в этом процессе? Мне кажется, от него больше ничего не ожидается.

– А почему российские светские власти проявили такую заинтересованность в этом, казалось бы, сугубо внутреннем вопросе русского православия?

– Я думаю, что любое правительство заинтересовано в единстве своей диаспоры в мире, чисто со стратегической точки зрения. Греческое – в единстве своей диаспоры, армянское – в единстве армянской диаспоры, а российское – в единстве российской. В этом есть определенные плюсы. Меня лично это не беспокоит ни в одну, ни в другую сторону.Приходы с Россией никак не связаны и их не волнует заинтересованность российского правительства. Мне трудно судить об этих вопросах.

– Каково настроение среди рядовых верующих, внутри приходов, особенно тех, которые сегодня, почти никак не связаны с Россией по национальному признаку, поскольку половина прихожан – американцы?

– Я думаю, что те, кто были резко против сближения с РПЦ МП, уже от нас ушли. Их было мало и они объединились вокруг митрополита Виталия, живущего сейчас в Канаде. От нас отошли, может быть, три-четыре прихода. Но подавляющее большинство прихожан либо безразличны, либо сторонники объединения. Многим людям надоело противостояние. У большинства приезжающих из России в Вашингтон есть выбор – они могут пойти в Американскую Автокефальную Православную Церковь и молиться по-английски, или приходить к нам – не потому, что мы Зарубежная Церковь, а потому, что они себя здесь хорошо чувствуют. Русская традиция жива, служба идет на церковно-славянском языке, пользуемся и русским языком. Они не разбираются особенно в политических нюансах нашего разделения. Большинство наших прихожан, безусловно, приветствуют объединение. Тем более, что евхаристическое общение между мирянами есть уже более 10-ти лет. Люди едут в Россию и причащаются там свободно. Так же и у нас приезжие из России могут причащаться.

– Оно происходит явочным порядком или иерархия все же дала разрешение?

- Это началось явочным порядком, но потом иерархи признали это.

– То есть, сейчас официальных препятствий к евхаристическому общению на уровне простых прихожан нет?

- Да.

– И, тем не менее, насколько нынешний визит, по Вашему предположению, сдвинет процесс в сторону сближения? Это будет чисто личностное общение или оно начнет приобретать какие-то официальные черты?

– Я думаю, что в результате этого визита установятся дружественные отношения между главами двух Церквей. Идут слухи о том, что митрополит Лавр готовит привезти в Россию значительную часть мощей великой княгини Елизаветы из Гефсиманского монастыря, посетить с мощами различные города России. Я думаю, что определенный сдвиг будет. Но в ходе этого визита евхаристическое общение достигнуто не будет.

В дальнейшем, хотя митрополит Лавр – человек мягкий в обращении, но, я полагаю, что он поставил себе цель добиться установления евхаристического общения и с этого пути он не сойдет.

– Несмотря на некоторое сближение двух Церквей, процессы захвата собственности, принадлежащей Зарубежной Церкви на Святой Земле, продолжаются, и там идут процессы, которые, к сожалению, поддерживает и тамошня светская власть, когда некоторые храмы и монастыри переходят под юрисдикцию РПЦ МП, причем достаточно насильственно. Этот процесс продолжается или он сейчас приостановлен?

– Он приостановлен. Вы имеете в виду монастырь Святой Троицы в Хевроне? В 1997 году было обострение в Иерихоне. Там сейчас достигнут статус-кво. Наполовину монастырь отдан патриархии, наполовину – нам. Это, конечно, позор. Позорно, как это было совершено. Причем не только со стороны Московской патриархии, но и со стороны Зарубежной Церкви. Ситуация в Хевроне могла бы не произойти, если бы наши монашествующие и бывший епископ Каннский Варнава выполнили бы требования нашего Синода, чтобы разрешить Патриарху посетить этот монастырь. Они просто устроили в Хевроне блокаду. Это, конечно, не дает права захватывать монастырь, но ошибки были с обеих сторон. В Иерихоне – часовня в садах Русской духовной миссии, там не было настоящего храма.

– Планировалось ли включение Вас в состав делегации для приезда в Россию вместе с митрополитом Лавром?

– Нет, этого никогда не планировалось. Я попал в черный список по известным причинам. Я в свое время выступал против патриархии – написал книгу "Молчанием предается Бог". Я не отказываюсь от того, что писал. Но в конце брошюры я призывал к единству Церкви. Мы не можем забывать, что Церковь – это не только и не столько епископы, сколько народ Божий. Я только что вернулся из России, был в Оптиной пустыни и многих святых местах, много ездил – где бы я ни был, я такое благочестие встречал, такое благоприятное отношение ко мне. Я вижу, что Церковь жива. К сожалению, за политическим противостоянием мы не видим этого, забываем. Нашей Церкви это благочестие очень нужно. Нам нужно привиться к стволу Русской Церкви.

Я уверен, что и мы, зарубежная Церковь, можем очень помочь Московской патриархии – у них осталось много от советского. Например, деспотичное отношение епископов к священникам. Я могу митрополиту, и моему епископу говорить все, что я думаю и не бояться, что меня снимут. Этот момент соборности отсутствует в патриархии в большей мере, чем у нас – мы можем им помочь в этом.

– Ваши прихожане к вопросу сближения и объединения относятся несколько проще. А вот прихожане РПЦЗ, которые живут в России, настроены более негативно к возможности слияния.

– Разумеется. В свое время я был противником создания параллельных структур с самого начала. Я говорил митрополиту Виталию, что это неправильно. Я понимал людей, которые были недовольны Московской патриархией, я им очень сочувствовал. С другой стороны, создавать параллельные структуры в России нам не под силу и я опасался, что наши архиереи не смогут обращать должного внимания этим российским структурам. Я не пророк, но все произошло так, как я и предвидел. Очень многие переходили в РПЦЗ из-за личных конфликтов с епископом – т.е. у многих не было идейной причины для перехода. Конечно, было много и тех, кто переходил к нам по совести.

Сейчас стоит большая проблема, что делать с российскими приходами РПЦЗ. Это может быть еще один внутренний раскол. Так как мы в свое время способствовали расколу греческой Церкви. Я не знаю, как наши архиереи будут решать эту проблему. С Сибирской епархией это может быть решится проще – патриархии ничего не стоит учредить Ишимскую епархию. А с другими - не знаю как. Слава Богу, что я не архиерей и не должен решать эти сложные проблемы.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"
 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования