Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Ведущий научный сотрудник института Европы РАН РОМАН ЛУНКИН: «Верующий гражданин не выступает за то, чтобы нравственность насаждалась государством репрессивными методами. Это не согласуется ни с какими христианскими нормами»


«Портал-Credo.Ru»: Как известно, депутаты отказались от принятия новой уголовной статьи об оскорблении чувств верующих и решили внести поправки в 148 статью УК РФ. На какой стадии сейчас находится этот процесс? Поправки разрабатываются, внесены или как-то иначе?

Роман Лункин: Все это обсуждение законопроекта об оскорблении религиозных чувств происходило в кулуарах профильного комитета Госдумы и было скрыто от общественности. Совершенно непонятно, на какой стадии сейчас находится этот законопроект и в каком виде он подойдет ко второму чтению. Потому что в первом чтении был принят за основу законопроект, который также разрабатывался в рамках профильного комитета. При этом фактически были проигнорированы рекомендации правозащитников, Совета по правам человека при президенте РФ.

Соответственно, после того как возникла такая волна критики в адрес Госдумы, и даже пресс-секретарь президента Песков заявил о том, что будет слишком сложно исполнять этот закон, вроде бы Ярослав Нилов решил, наконец, что отдельной уголовной статьи не будет.

- Да, он официально заявил, что снимается с рассмотрения это предложение.

- Дело в том, что отдельной уголовной статьи, может быть, и не будет. Но я так понял, что, во-первых, будут ужесточены штрафы в административном кодексе, о чем говорил и Совет по правам человека. То есть ужесточение административного наказания за оскорбление религиозных чувств было поддержано всеми. Наряду с этим, во-вторых, отдельная статья не будет вноситься в УК, но при этом будет усилено уже имеющееся положение Уголовного кодекса. Будет сделана добавка к существующей статье УК в той части, где сказано как раз по поводу воспрепятствования осуществлению свободы совести.

- Это 148 статья.

- Да. Соответственно, в рамках этой статьи в какой-то форме будут добавлены те же самые положения, которые касаются оскорбления религиозных чувств. То есть, в результате, мы получим абсолютно то же самое, что было, только без отдельной статьи. Будет применяться 148 статья с теми же «чувствами», то есть с тем же понятийным аппаратом, который может пониматься всеми как угодно. И использоваться для репрессий против неверующих, инаковерующих и критиков Церкви, прежде всего Русской православной церкви Московского патриархата.

- То есть это репрессивной сути нововведений не меняет?

- Да, совершенно верно. И, я думаю, что даже нельзя сказать, что существует какая-то борьба вокруг этого законопроекта, потому что совершенно удивительно — этот законопроект проходил все свои стадии, вроде было какое-то обсуждение — в Совете по правам человека, в прессе, среди экспертов - и все уважаемые юристы, правоведы, религиоведы заявляли о том, что это просто абсурд. Но при этом такая единодушная оценка вообще никак не повлияла на положение законопроекта в Госдуме, то есть Госдума стала абсолютно закрытым институтом, в который не проникает никакое экспертное мнение.

И суть заявлений председателя профильного комитета Госдумы Ярослава Нилова заключается в том, чтобы любыми средствами и способами сохранить абсолютно внеправовой и репрессивный дух этого законопроекта об оскорблении религиозных чувств. С тем чтобы он, даже без отдельной уголовной статьи в УК, все равно стал пропагандистским символом власти.

- Но тогда придется менять и название 148 статьи УК?..

- Тут сложно предсказывать. Скорее всего, будет изменено название 148 статьи. Сложно предсказать, как это будет сочетаться. Дело в том, что в новой статье УК, которая предлагалась в первом варианте законопроекта, препятствование совершению богослужений и свободе совести в целом вполне сочеталось с положениями об оскорблении религиозных чувств и так далее.

- То есть это два взаимоисключающих, на самом деле, понятия.

- Да, но при этом законодатели очень легко эти вещи сочетали. В данном случае, я думаю, сейчас в рамках этого думского комитета идет просто разработка новой статьи УК, где будет некий причудливый симбиоз вот этих «чувств», то есть положений, которые, в принципе, в праве неприменимы, и положений, которые должны существовать совершенно естественно, - это препятствование богослужению, какие-то акты вандализма, которые совершаются против определенных религиозных общин. Это должно существовать, но при этом все это будет разбавлено теми понятиями, которые суды и прокуратура будут трактовать как угодно.

Все это демагогично обосновывается тем, что это есть в законодательстве других стран, хотя совершенно очевидно, что в большинстве развитых стран эти положения любо принимались где-нибудь в Средневековье или XIX веке и сейчас не играют практической роли, либо они обусловлены довольно жесткими правовыми рамками, которых у нас в данном законопроекте нет.

По поводу будущего текста закона, я думаю, что сложность дискуссии заключается именно в закрытости власти от всяких обсуждений, от приглашения экспертов к этим обсуждениям. И многие представители религиозных объединений, на самом деле, одобряют беззаконие.

- Что Вы имеете в виду?

- Представители «традиционных» религиозных объединений, даже некоторые протестантские деятели заявляют о том, что надо защищать чувства верующих, что в нравственном обществе нельзя оскорблять чувства верующих. И надо, чтобы, в том числе, и государство в какой-то степени их защищало. Да, это правда. Но из этого не вытекает, что церкви должны поддерживать совершенно внеправовой законопроект.

А получается, что многие религиозные объединения совершают такую нравственную подмену: ради благих пожеланий они поддерживают совершенно не правовые методы.

- Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад…

- Да, как раз эти благие намерения. Но, например, Эдуард Грабовенко, глава Пятидесятнического союза — Российской Церкви XВЕ, прямо заявил свои опасения. С одной стороны, естественно для христианина призывать: не надо оскорблять религиозные чувства. Но с другой стороны это совсем не значит, что мы должны поддерживать те проекты, которые будут применяться к невинным людям или совершенно непонятно как будут применяться. Все-таки верующий гражданин не выступает за то, чтобы нравственность насаждалась государством любыми методами, в том числе репрессивными. Это уже превращается в абсурд и совершенно не согласуется ни с какими христианскими нормами.

А получается, что, по крайней мере, когда этот законопроект будет принят, окажется, что все будут списывать эти репрессивные методы на Русскую православную церковь, потому что у всех создалось впечатление, что Московская патриархия поддерживает этот законопроект, хотя официально, формально такой поддержки Патриарх не оказывал, а просто говорил о том, что да, мы должны защищать чувства верующих, надо их выделить в какую-то отдельную категорию.

Беседовал Владимир Ойвин,
«Портал-Credo.Ru»

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования