Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Церковный историк и публицист ЛЕВ РЕГЕЛЬСОН: «Патриархия скомпрометировала себя в последнее время. Против нее сильнейшая возникла оппозиция, в том числе внутри самой Церкви»


"Портал-Credo.Ru": В прессе появились предложения Станислава Белковского по реформированию Московской патриархии. Они выглядят довольно кардинально, и Белковского хотят за это привлечь к уголовной ответственности. Как Вы расцениваете предложения Белковского?

Лев Регельсон: Я сразу разделю его предложения на две принципиально разные части, с первой из которых я не согласен, а со второй согласен.

Первое, он предлагает расформировать централизованную организацию, называемую РПЦ МП. С этим я, конечно, согласиться не могу, потому что кто это будет расформировывать? Ясно, государство. Я, в принципе, не принимаю такой подход. Государство должно перестать поддерживать всей мощью своих судов и прочих силовых структур одну из религиозных организаций. Но разгонять, расформировывать — это совершенно неприемлемо. Это мы уже проходили в 20-е годы на обновленчестве, которое таким подходом очень надолго и глубоко скомпрометировало саму идею церковных реформ.

Реформаторские идеи обновленцев были нередко позитивными — там были замечательные умы своего времени, и многие понимали, что надо реформировать церковную жизнь. Но когда они делали это с помощью ЧК и центральной власти, то после даже и упоминать об этом долгое время было невозможно. Вот это я считаю главной ошибкой.

Просто оставить в покое. И соблюдать Конституцию, чтобы все религиозные организации были равноправны, если они вписываются в рамки закона. А дальше там все само собой пойдет: церковный народ решит, какие ему создавать структуры.

А вторая часть содержательная. Она направлена на то, что соборное начало должно доминировать в Православии. А что это значит? Это, правильно он говорит, выборность духовенства и высшего, и низшего, как было в древней Церкви в доимперскую эпоху — епископов выбирает народ. Это самое главное, я считаю.

- Как Вы относитесь к иным предложениям Белковского?

- По существу, там ничего больше содержательного нет. Вопросы конфирмации, катехизации, в принципе, особых возражений не вызывают. В кочетковской общине в патриархии катехизация точно есть.

Это не радикальные изменения. Все упирается в систему власти, в этом я глубоко убежден: главный догматический, богословский, религиозный вопрос — это вопрос власти. Это не какой-то дополнительный вопрос, это догмат Церкви о самой себе — догмат о Церкви: что такое проблема организации Церкви. И здесь все усилия всегда наталкиваются на это.

Могут возразить, что если дать такую соборность, предоставленную канонами, то ведь состояние верующего народа довольно разное, и, скорее всего, доминируют там настроения консервативные, даже фундаменталистские. Это, безусловно, так, но народ имеет право на разные взгляды. И я надеюсь, я верю в то, что если эта свобода будет реализована, то постепенно, в каких-то спорах между различными течениями, лицо Церкви себя проявит.

Видя фотографию "черное воинство на Соборе", некоторые женщины писали на "Фейсбуке" "Мне страшно". Собор отменен, заменен Архиерейским — это торжество сергианства, торжество церковной бюрократии. Такими методами реформы не делаются.

- А возможно ли реформировать РПЦ МП в принципе?

- Знаете, на такие вопросы только Господь Бог может ответить.

- Некоторые считают, что практически это нереально.

- Эта структура себя крайне скомпрометировала себя в последнее время. Против нее сильнейшая возникла оппозиция, и внутри самой Церкви. Особенно в обществе — среди тех, кто возле церковных стен. Есть же огромное количество потенциальных православных, которые туда не хотят. Давление, конечно, большое. Им все кажется, что их кто-то преследует. На самом деле, просто "достали уже".

У них и так не особо много верующего народа, и неизбежно будет отток тех, кто есть. Самое главное, что те, которые хотят прийти в Церковь, будут искать альтернативные варианты церковной организации. Сейчас уже имеются десятки альтернативных ветвей — православных другого подчинения, — и это будет значительно усиливаться неизбежно. Отнимут храмы по суду — люди будут по домам собираться как в древности, по подвалам. Это нельзя ни запретить, ни прекратить. Баптисты выжили в самые страшные времена советских гонений. И процветают сейчас. Почему Православие не может жить в таких условиях, оставаясь при этом Православием?

Даже если они пойдут по этому пути, произойдет резкое усиление альтернативных структур, которые являются православными и должны друг друга признавать и, ни в коем случае, не проклинать — это дурное наследство бюрократизма церковного. "Кто не подчиняется синодальной конторе, тот вне Церкви и не спасется" — это же ересь практически. Причем тут контора? Почему она определяет? Вера, таинство — вот что решает. Были Патриархи, потом был Синод, был обер-прокурор — кто не подчиняется обер-прокурору, тот лишен спасения?

Это все абсурдно, но на этом все стоит. И люди запуганы. "Грех раскола не смывается мученической кровью" - очень любят повторять…

- Вы пытаетесь сказать, что все, что сейчас принято называть расколами, — это не расколы, потому что они не носят вероучительного характера?

- Пытаются различить, что вероучительное разделение — это ересь, а организационное разделение — это раскол. В древности эти вещи не разделялись. В доимперскую эпоху это было одно и то же. А сейчас, конечно, понятие раскола совершенно изменило свой смысл. Злоупотребляют им всячески, но оно больше не может уже нести эту нагрузку. Одно неадекватное нынешней ситуации понятие — ничего больше у них за душой нет, кроме вот этого предрассудка.

Есть "альтернативное" Православие — это не раскольники. Правильно говорит Станислав, что, в принципе, каждая церковная община, во всяком случае, епископальная, по всем представлениям о Церкви самодостаточна — это уже Церковь.

- Они не нуждаются в дальнейшей надстройке?

- Они сами решают, нуждаются или нет. Тяготение к централизации есть, в том числе и у верующих. Если епископы, по желанию своих общин, решили объединиться, собрать какую-то централизованную структуру — пожалуйста, кто может против этого возражать? Но это добровольная организация. По своей природе Московская патриархия — это добровольная организация епископальных общин. Кто захотел, тот вошел и подчиняется. Но кто не захотел и не подчиняется, тот не оказывается вне Церкви, он просто не вошел.

Те, кого сейчас называют раскольниками, не отделились от патриархии, они просто не вошли в эту добровольную структуру. Эти простые идеи невероятно трудно входят в сознание. Но пришло время.

Беседовал Владимир Ойвин,

"Портал-Credo.Ru"

 

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования