Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Гражданский активист, участник движения в поддержку «Pussy Riot» АННА ДОМБРОВСКАЯ: «Я не просила, чтобы все срочно приезжали и нападали на этих людей, будто бы удерживающих Антона и мои вещи»


«Портал-Credo.Ru»: Можете ли Вы как-то прокомментировать статью в «Газете.Ру» об инциденте, произошедшем между Вами, Вашими знакомыми, в том числе Павлом Шехтманом, и православными активистами из группы Дмитрия Цорионова, больше известного как Энтео?

Анна Домбровская: Я особенно не следила за публикациями СМИ об инциденте, но эту статью по Вашей настоятельной просьбе прочитала. Прежде всего, они цитируют и никак не опровергают ложь Энтео, будто бы я угрожала православному активисту, говорила, что «от нас уходят только через смерть», не рассказывала о подготовке поджогов храмов и покушения на Путина. Ничего такого я никогда не говорила. Кроме того, в статье есть одна существенная неточность, возможно, намеренная – с целью очернить «Новую газету». Хотя с известного протестного активиста Павла Шехтмана действительно снято обвинение, но ложью является утверждение автора статьи, будто «стрельбу открыл человек, представившийся корреспондентом «Новой газеты»». На самом же деле этот человек, некто Сергей, никогда так не представлялся. Это я поначалу приняла Сергея за корреспондента «Новой», но он сразу сказал, что это не так.

После инцидента он позвонил мне, очень извинялся, говорил, что не хотел стрелять, но потом его телефон перестал отвечать, и сейчас он скрывается от следствия. Я хочу обратиться к нему с призывом явиться в ОВД и ничего не бояться, поскольку статью смягчили, и теперь это не «попытка убийства» и не «незаконное проникновение в жилище», а «неоправданная самооборона». Следствием получены неопровержимые доказательства того, что Сергей не имел намерения стрелять, хотел только узнать, жив ли мой знакомый и можно ли забрать мои вещи, и лишь после того, как против Сергея был применен электрошокер, он, находясь в состоянии аффекта, стал стрелять из травматического пистолета.

- Теперь расскажите по порядку, что произошло в день православного Рождества, 7 января 2013 года.

- Поздним вечером я собиралась поехать в Чертаново, на станцию метро «Южная», где я «вписывалась» в одной квартире. Но приехать в квартиру у меня не получилось.

- Поясню для читателей, что сами Вы из Твери, и после того, как прекратил свое существование летне-осенний лагерь «ОккупайСуд», посвященный защите «Pussy Riot», у Вас не было постоянного места жительства в Москве, и вот уже несколько месяцев Вам приходится останавливаться, или, говоря языком хиппи, «вписываться» у разных знакомых. Итак, вы собирались на «Южную». К кому?

- К Антону Логинову.

- Согласно статье в «Газете.Ру», Антон Логинов - это псевдоним в соцсетях Вадима Щербакова, в прошлом православного радикала, известного своим участием в разгроме выставки «Осторожно, религия!» Вам он сказал, что теперь вообще отошел от православия. Как Вы с ним познакомились?

- Несколько дней назад он начал писать мне в социальной сети «ВКонтакте». Я увидела, что он уже есть у некоторых моих друзей. Поэтому у меня не было особых подозрений насчет этого человека. А он просто втерся в доверие к ним.

- Что он Вам писал?

- Писал, как я сейчас смотрю, довольно примитивные слова. Это была на самом деле ложь и провокация. Говорил, что у него духовный кризис, и он ненавидит православных, потому что отдал им кучу денег, а они не взяли его в чтецы или еще куда-то. Я спросила, знаком ли он с православными активистами из группы Энтео. Он ответил, что знает их, но начал критиковать: мол, думают, что они праведники и своими делами угодны Богу, а на самом деле это не так. Мы говорили на духовные темы, общие с моими друзьями. Как я потом поняла, он к тому моменту у них уже что-то выведал и начал говорить со мной на эти темы, чтобы втереться в доверие теперь уже ко мне. Он даже говорил, что намерен бороться с православными. Как потом оказалось, это все было примитивно и грубо, но я «повелась» на это.

- Он имел в виду каких-то конкретных православных или вообще всех?

- Как я поняла, он говорил о тех, с кем он был связан, то есть РПЦ МП.

- Итак, Антон якобы разочаровался в РПЦ МП и хотел с ней бороться?

- Ну да. Хотя, судя по его профилю «ВКонтакте», у него много националистических и антиисламских материалов, но меня это не смутило, и я попросила его помочь мне с жильем. Он предложил пожить у него, и я решила «вписаться», а заодно проверить человека, увидеть вживую, что он из себя представляет. Но моя ошибка была в том, что, переезжая к нему, я взяла с собой какие-то вещи, это был пакет с одеждой и книгами, а также домбра – недешевый музыкальный инструмент, и клавиатура для компьютера. В итоге все это исчезло в тот злополучный вечер 7 января.

- Почему у Вас не получилось приехать ночевать к Антону?

- Перед тем как ехать на «Южную», я позвонила ему. Он сказал, что его выгоняют из квартиры за то, что он меня «вписывает». Он лгал, будто он ее снимает. На самом деле, как я узнала позже, он хозяин этой квартиры и просто не хотел меня пускать. Я вышла на метро «Чеховская» и решила пересидеть ночь в кафе. Я попросила Антона связать меня с теми, кто есть в квартире, чтобы я могла забрать у них мои вещи. По Интернету мне стали поступать сообщения от Дмитрия Энтео. Причем это не фейковый Энтео, как многие говорят, а настоящий.

- А Вы что, общаетесь с Энтео?

- С ним лично я никогда не общалась, но я слежу за его страницами в соцсетях, чтобы быть в курсе событий. И он тоже давно за мной следил и в соцсетях, и подписался на меня в «Твиттере». В общем, он стал присылать мне сообщения. Сначала он прислал фотографию моих вещей, оставшихся у Антона, и спросил, мои ли это вещи. Возможно, Антон сделал эту фотографию и переслал Энтео, чтобы повеселиться и устроить «рождественскую» провокацию. Не зная точно, что происходит, я ответила наугад: «Не трогай вещи и не трогай Антона». У меня были еще тогда ложные убеждения, что Энтео может сделать что-то плохое Антону.

- Может быть, Антон вначале Вам искренне симпатизировал, а потом неожиданно понял, что ему с Вами не по пути, и снова связался с Энтео?

- Не знаю. Возможно, они с Энтео изначально хотели меня разыграть. Не могу судить. Но той ночью они с помощью сообщений и фотографий стали разыгрывать в Интернете, будто Антон в заложниках у православных активистов из группы Энтео и «из-за того, что он иуда-отступник, ты больше его не увидишь», «ты думаешь, мы оставим его в живых?» – все дословно я не могу вспомнить. Потом он присылает фотографию Антона, где тот сидит на лестнице у себя в подъезде и измазан непонятно чем. Фотография плохого качества, и я даже не могла вначале определить, Антон это или нет. Но знающие люди говорят, что на фотографии на лице у него не кровь, а какой-то кетчуп. В любом случае мне нужно было забрать свои вещи, очень важные для меня. Я их так до сих пор и не получила. Они говорят, что выкинули мои вещи, хотя я думаю, они до сих пор их держат у себя. Для них очень важно, что среди этих вещей – футболка в поддержку «Pussy Riot».

- Зачем она им?

- Понимаете, для них «секта Pussy Riot» – это самая страшная, черная секта! Я еще недавно видела переписку Кирилла Фролова с Энтео, где он говорил про «секту Pussy Riot», про «секту Белковского-Бражникова», про «секту адских крединов».

- Это наш Портал, что ли?

- Да! Они сейчас эти темы очень разрабатывают и хотят связать их с насилием, произошедшим на пороге квартиры Антона! Но я не состою ни в каких сектах, я всего лишь религиовед и участвую в протесте как журналист. Именно это я говорила Антону…

- И как он отнесся к этому?

- Он говорил, что он ни за Путина, ни за оппозицию, что «не хочу поступать так вульгарно, как «Pussy Riot», но, в принципе, тоже хочу бороться с православием».

- Но давайте вернемся к той ночи, которую Вы были вынуждены провести в кафе…

- Получив фотографию «окровавленного» Антона, я разместила ее на своей странице «ВКонтакте», чтобы мои друзья были в курсе, со словами о том, что православные фанатики шлют мне фотографии и практически угрозы – Энтео писал мне: «Забиваем место, приезжай одна».

- То есть Энтео вызвал «на стрелку» Вас, слабую девушку?

- Да. Я ему сама предложила: «Давай встретимся. Где мои вещи? Где Антон?» У меня не было уверенности, но я предполагала, что они еще в той квартире: фотография явно говорила о том, что Антон был «избит» именно в своем подъезде, хотя вначале он сказал мне, что он уже не в Москве. Я вызвала полицию, говорю: езжайте срочно на квартиру в Чертаново. Оператор 02 сказала: «Мы должны проверить, не врете ли вы», – и сначала полиция приехала ко мне в кафе на «Чеховской», повезли меня в ОВД «Тверское». Там со мной долго разбирались, расспрашивали, я писала объяснение. Потом меня повезли в ОВД «Чертаново», там тоже долго морочили, в основном ничего не спрашивали, я просто сидела и ждала. Понятно, что они мне не верили, но они должны были хотя бы разобраться. В конце концов, ранним утром сотрудники полиции пошли со мной в подъезд посмотреть, что происходит. Я заметила какие-то следы возле двери, похожие на капли крови, но, скорее всего, это был кетчуп. Полиция стучались в дверь – никто не открыл, и на этом все закончилось. Полиция не имела права ее взламывать.

- Как к Вам относились в полиции?

- Никак. Некоторые говорили: «Как так? Православные не могут такое творить». Некоторые издевались даже. Но я была в состоянии аффекта и не обращала на это внимания. Из подъезда меня опять повезли в ОВД «Чертаново», я там снова долго ждала, созванивалась со многими людьми и после десяти часов утра наконец вышла из отделения, поняв, что полиция не будет дальше ничего предпринимать, в лучшем случае вызовет участкового, чтобы он опросил жильцов. Выйдя из ОВД, я опять не могла никуда «вписаться», зашла в какое-то кафе, вышла в Интернет, друзья стали предлагать мне какие-то действия. Я им говорила, что не нужно никакой агрессии, никакого плана мести. Один друг предложил мне описать ситуацию, но он неправильно истолковал, будто я прошу помощи. Я на тот момент никакой помощи не просила. Я не просила, чтобы все срочно приезжали и нападали на этих людей, будто бы удерживающих Антона и мои вещи. Но мне начали звонить куча людей, в том числе из СМИ, причем они не представлялись, откуда они. Один друг обещал меня связать с журналистами из «Новой газеты». Мне позвонил кто-то, я подумала, что это журналист. Он сказал, что для выяснения подробностей со мной встретятся какие-то люди. И потом мне позвонил какой-то человек, который предложил встретиться в 16:30 на станции метро «Южная», чтобы выяснить все на месте.

- И вот его-то Вы и приняли за журналиста из «Новой газеты»?

- Да. К этому моменту разные друзья – собственно, я даже не знала, что они собираются мне помогать, – сами решили тоже приехать, и мы со всеми договорились на то же самое время в том же метро. Я думала, мы все соберемся, обсудим происшедшее и будем решать, что дальше делать. У нас не было никакого плана захвата. Мы хотели только мирно поговорить и узнать, может быть, с помощью СМИ, какова ситуация.

- Итак, в 16:30 Вы вернулись на станцию «Южная»…

- Я там была уже с 16 часов, и там уже был этот неизвестный молодой человек, с которым мы договорились встретиться в 16:30.

- И он сразу сказал Вам, что он не из «Новой газеты»?

- Да. Больше я не спрашивала его, кто он, и он не представлялся. Кто-то утверждает, что его зовут Сергей. Сам он говорил: «Если что, вы меня не знаете». Затем подъехал Дмитрий Рыжов, член группы гражданских журналистов @Veduyu_TV, после чего мы стали ждать остальных. Я не знала, кто еще должен подъехать. Как позже выяснилось, это были Павел Шехтман и некая Анна, которую я тоже вначале приняла за журналистку, но она оказалась протестной активисткой. Мы их долго ждали, но этот неизвестный человек сказал: «Я спешу, мы не будем больше ждать. Пошли на место». Так что мы вначале пошли втроем – с этим якобы Сергеем и Димой. Когда мы дошли до дома, там оказались еще двое неизвестных людей, причем тоже в капюшонах, как и Сергей, который с ними поздоровался. Мы вошли все вместе в подъезд, поднялись на пятый этаж, а эти двоим Сергей сказал остаться на пол-этажа ниже. Мы стали стучаться в дверь, мирно говорили: «Верните нам наши вещи». В этот момент нас догнали Шехтман с Анной, а вместе с ними в подъезд вошел православный активист – некий Александр Карноухов. Он шел в эту квартиру, но я его не видела раньше, когда там жила. Видимо, его Антон пригласил. Когда Александр поднимался вместе с Шехтманом и Анной на пятый этаж, он придрался к значку с символикой «Pussy Riot», который был у Анны, начал читать нотации на тему «Pussy Riot», Богородицы и истории с курицей в супермаркете, мол, «твою бы маму изобразить так, как вы изобразили Богородицу».

Когда Александр увидел, что несколько человек собралось у двери квартиры, он сказал: «Что тут происходит? Надо вызвать полицию!» Я ему ответила, что сама заранее вызвала полицию. У нас даже была идея вместе с полицией прийти к квартире, но потом мы от нее отказались, решили сами мирно поговорить с теми, кто находится в квартире и, как мы думали, удерживает Антона и мои вещи.

- То есть Вы вызвали полицию второй раз?

- Да, я попросила полицию подъехать, но чуть позже.

- Что же было дальше?

- Александр открывает своим ключом дверь этой квартиры, и пока он не вошел, на пороге, Сергей начинает требовать от Александра показать нам Антона, потому что мы хотим знать, что с ним происходит, нет ли насилия по отношению к Антону.

- Вы пытались ворваться в квартиру?

- Нет! Я вообще стояла подальше, вместе с Анной. Но эти ребята – Сергей и Шехтман, это была их ошибка – стали не то чтобы врываться, но пытаться войти в квартиру. Причем инициативу взял на себя этот неизвестный Сергей.

- Вам было видно через открытую дверь, что происходит в квартире?

- Я увидела, что Антон ждал за дверью. И как только Сергей с Шехтманом попытались войти в квартиру, он внезапно стал бить их электрошокером. Было примерно пять разрядов. В ответ на это Сергей стал стрелять из травматического пистолета. Мы не знали, что у него есть оружие. Три выстрела он сделал в сторону кухни, а один выстрел, как потом стали утверждать православные активисты, попал в голову Александру. Все это происходило не в самой квартире, а на пороге. Все было очень быстро, я не успела предупредить Сергея, что это Антон появился из-за двери, я не знала, что кто-то ранен, что у кого-то течет кровь, не видела вообще, чтобы в кого-то стреляли. Услышав выстрелы, мы стали разбегаться в разные стороны. Причем этот якобы тяжело раненный Александр довольно резво погнался за нами. Он был с электрошокером, и ему вместе с Антоном удалось догнать и задержать Шехтмана, и в этот момент как раз приехала полиция. Шехтмана увезли в ОВД, но потом отпустили за отсутствием доказательств его вины. Обо всем этом я узнала потом.

Всю следующую ночь я не спала, и не могла связаться с остальными участниками происшествия, и не могла сразу пойти в полицию, потому что у Дмитрия Рыжова остался мой рюкзак с документами.

- Александр был действительно тяжело ранен?

- На «YouTube» выложено интервью с ним. Он говорит, что у него дыра между глаз, но она не видна из-под бинтов. Правда, если пуля действительно попала между глаз, ему очень повезло, что он выжил и даже не потерял зрение…

- Допускаете ли Вы мысль, что стрелявший Сергей, которого Вы несколько наивно призываете сдаться полиции, на самом деле был провокатором?

- Возможно. Однако я считаю произошедшее несчастным стечением обстоятельств. Скорее всего, он просто хотел помочь мне, но неудачно.

- Есть ли у Вас адвокат?

- Я с самого начала, как только получила фотографию «окровавленного» Антона, связывалась с Виолеттой Волковой, и она предупреждала меня, что это может быть «развод». А после того, как я узнала, что Александр Карноухов был ранен, она стала моим адвокатом. На следующий день, когда наконец нашелся Дмитрий Рыжов с моим рюкзаком, мы сами подъехали в ОВД и до поздней ночи давали там показания как свидетели.

- Поменялось ли отношение полиции к Вам?

- Пока полицейские на нашей стороне. Я вообще первый раз видела полицейских, которые относились к нам нормально. Единственное, они хотят найти стрелявшего человека, но и по отношению к нему они смягчили статью.

- Что Вы после всей этой истории думаете об Антоне? Как Вам теперь живется?

- Это было не просто развлечение для Антона, он все готовил заранее, устроил провокацию против меня, желая выслужиться перед государством и Энтео, который давно хотел внедрить в протестную среду своего человека, якобы обиженного РПЦ МП. По словам Шехтмана, Антон проговорился в ОВД, что он сам измазал себя кетчупом, чтобы получилась фотография, будто его кто-то избил, и чтобы я стала нервничать и пыталась силой проникнуть в квартиру, чтобы спасти его и забрать свои вещи. Но провокация не удалась, поскольку следствием получены неопровержимые доказательства того, что к насилию на пороге квартиры не были причастны ни я, ни мои друзья. Теперь православные активисты пишут мне в Интернете много личных сообщений с угрозами и публично пытаются раздуть эту историю. А с другой – многие люди поддерживают меня и предлагают помощь.

Беседовал Феликс Шведовский,
«Портал-Credo.Ru»

Фото с сайта: ivan777lapshin.livejournal.com

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования