Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Архиепископ Харьковский и Полтавский УАПЦ(о) ИГОРЬ (Исиченко): "Для Церкви в Украине принятие «языкового» закона стало признаком безответственности политиков. Они готовы поляризовать общество на этнической основе, чтобы сохранить власть"


"Портал-Credo.Ru": Ваше Высокопреосвященство, позвольте поздравить Вашу епархию и Вас с 70-летием Харьковско-Полтавской епархии Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Архиепископ Игорь (Исиченко): С искренней благодарностью принимаю Ваши поздравления. Наша епархия с момента возникновения именуется Харьковско-Полтавской епархией Украинской Автокефальной Православной Церкви, хотя в юридических взаимоотношениях с государством вынуждена была включить в 2006 г. в свое название слово "обновленная". В церковно-канонических документах, в повседневной жизни мы это слово не употребляем. Хотя действительно, после нашего конфликта с властями вдруг возникла епархия-клон с тем же названием. Кстати, это произошло при Викторе Ющенко, а не при нынешней власти.

- Верховная Рада Украины недавно приняла Закон "Об основах языковой политики", предоставляющий некий официальный статус русскому языку в тех областях Украины, в которых на нем как на родном говорят более 10 % населения. Как Ваша Церковь и Вы оцениваете принятие этого закона?

- Закон о языковой политике в Украине будто бы позволяет придать официальный статус не только русскому, но и венгерскому, румынскому, крымско-татарскому, гагаузскому и другим языкам национальных меньшинств в районах их компактного проживания. Но сугубо пропагандистский характер этого законопроекта и принятие его без учета многочисленных поправок, а также юридическая некомпетентность авторов исключают возможность введения закона в действие. Он рассчитан на ту часть электората старших возрастных групп с невысоким уровнем образования, которая ностальгирует по СССР и для которой русский язык остается символом коммунистического прошлого, а восприятие современного устройства Украины – несколько неадекватным.

Основная масса восточных украинцев, в том числе и русскоговорящих, встретила новый закон совершенно апатично: ведь в государстве, которое так и не стало правовым, бояться стоит не законов, а административных механизмов, приводящих их в исполнение. На Востоке и Юге Украины, где русский язык остается и поныне единственным средством общения посткоммунистической администрации, языком высшей школы и почти всех средних школ, говорить о его защите может только безнадежно оторванный от реальной жизни политик.

Для Церкви – Церкви как таковой, а не только отдельной юрисдикции, - принятие нового закона стало тревожным сигналом, свидетельствующим о безответственности политиков правящего блока. Ведь они оказались готовы резко поляризовать общество на этнической основе с единственной целью – мобилизовать своих сторонников перед выборами в надежде сохранить контроль над высшими государственными институтами.

К счастью, большинство обычных граждан Украины нового поколения оказывается мудрее и проницательнее народных депутатов – причем депутатов как из правящей партии, так и из оппозиции. Меня восхитило множество очень жестких и точных комментариев, авторами которых, как правило, были говорящие по-русски жители нашего региона. Они оценили новый закон как попытку правящей партии скрыть свою экономическую беспомощность, провал обещанных реформ, всплеск коррупции, международную изоляцию. Молодые люди возмущено спрашивали в своих блогах и комментариях: за кого нас принимают, когда хотят отвлечь языковыми спорами от криминализации власти и бизнеса, от экономического кризиса?

Особенно бурное возмущение вызвал антиконституционный способ принятия закона, то, как цинично были отброшены элементарные процессуальные нормы обсуждения проекта и голосования. Может быть, открытая демонстрация презрения депутатов к избирателям, к собственному регламенту, к Конституции Украины и стали главным итогом скандального закона. И если поляризация действительно усилилась, то это главным образом поляризация между политическими элитами и рядовыми гражданами Украины.

- Какие еще цели преследовали те политические силы, которые инициировали принятие этого закона?

- Кроме уже упомянутой попытки отвлечь общественное мнение от фундаментальных социальных проблем и расколоть общество перед выборами, принятие "языкового закона" должно было продемонстрировать силу правящей партии, ее способность преодолеть любые препятствия на пути к поставленной цели. Даже если этими препятствиями являются Конституция или общественное мнение.

Такой метод обычен в уголовной среде: запугать оппонента, подавить его волю, нейтрализовать недовольных. Страшно, когда субкультура уголовного мира формирует парламентскую этику…

- Как известно, в Харькове довольно много русскоязычного населения. Окажет ли принятие этого закона влияние на религиозную жизнь в Украине и – в особенности - в Вашей епархии?

- Если и окажет, то минимальное. У нас на востоке Украины украинское этническое большинство населения при нынешней власти и так оказалось в дискриминированном положении. Представляете, в Луганской области, где по переписи подавляющее большинство населения украинцы, при немецкой оккупации было больше украинских школ, чем сейчас, в независимой Украине!Изменить положение к худшему практически уже нельзя. В ряде областей Востока и Юга уже давно действуют постановления местных советов о придании русскому языка официального статуса. Процент же верующих среди русского населения, как правило, ниже, чем среди украинцев. Большинство священников Московского патриархата – выходцы с Запада Украины. Так что вряд ли языковой фактор пошатнет хрупкое равновесие в церковной жизни. Хотя растущая неприязнь к "донецким" может перекинуться и на "их" русский язык, что способствует в перспективе более широкому распространению украинского языка в духовно независимой среде интеллектуальных элит.

Среди наших прихожан довольно большая часть общается в быту по-русски. Но я ни от кого из них не встретил поддержки "языкового закона". Практически все они были возмущены и обижены попытками манипулировать их мнением, формировать из них образ врага в глазах украинцев Центра и Запада.

- Недавно распространилась информация о якобы попытке отравления митрополита Павла (УПЦ МП). Насколько обоснована такая версия? Если всё же эта версия достаточно обоснована, каковы цели этого деяния, напоминающего средневековые методы борьбы с конкурентами в Ватикане?

- Допускаю, что истоки личных проблем владыки Павла (Лебедя) следует искать не в церковной среде, а в деловой сфере, где его присутствие более естественно и активно.

- Каким силам было бы выгодно устранение митрополита Павла?

- Ответ на этот вопрос стоит задать криминалистам, знакомым с буднями современного постсоветского бизнеса. Вряд ли дело тут в сугубо церковных интригах.

- Насколько велики, по Вашему мнению, шансы митрополита Павла занять престол первоиерарха УПЦ МП в случае его освобождения в силу любой причины?

- Уверен, что эти шансы минимальны.

Беседовал Владимир Ойвин,

"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования