Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований МИХАИЛ ЖЕРЕБЯТЬЕВ: «Набросок путинской предвыборной программы: апелляции к "традиционным" конфессиям компенсируют отсутствие ценностей»


"Портал-Сredo.Ru": Программа – план действий на будущее. Что можно прочитать в программном документе действующей власти на ближайшие 6 лет (статье Путина) об отношениях с религиозными организациями и верующими?

Михаил Жеребятьев:
Безусловно, мы имеем дело только с наброском программы, полноценный документ можно будет посмотреть и оценить позже. Но и то, что обнародовано сейчас (включая статью за подписью премьера "Россия сосредотачивается..."), довольно показательно. Даже с точки зрения представленной россиянам заявки, Владимир Путин лично, что называется, "с карандашом в руке", принимает участие в составлении проекта своей программы! Конечно, редакция проекта взялась "не из воздуха" и в ней можно найти перекличку с другими текстами последнего времени, рождавшимися как в недрах властных структур федерального уровня, так и у "партии власти". Достаточно вспомнить прозвучавшее заявление, что проект программы готовился "Единой Россией". Поэтому программные документы можно считать своего рода "лакмусовой бумажкой" - то, что в обычном ходе событий существует рядоположенно, в программе приобретает законченные очертания.

- А что можно сказать об изложенных в этой программе ценностях? Тем более что религия упоминается в документе единожды и именно в ценностном блоке.

- Это самый интересный раздел проекта, поскольку ценности есть нечто основополагающее, незыблемое, по подводу чего в обществе нет или, по крайней мере, не должно быть разногласий. Кстати, не разногласий невыявленных субъектов права, а разногласий между властью и народом (властью и обществом). Но что мы видим?! У сегодняшней власти отсутствует чётко оформившаяся лексика, с помощью которой она может описать ценностный ряд. Единственное, пожалуй, исключение составляет семья, её приоритетность в качестве ценности очевидна. Это значит, что сами ценности, предлагаемые программным документом, ещё не устоялись или существуют разночтения в их понимании.

Поэтому и ценностный язык власти необычайно беден. Пожалуйста, несколько примеров. Там, где напрашивается апелляция к гражданским чувствам, используется полуэтатистская терминология ("Отечество"). Из того же ряда крайне расплывчатое понятие "нравственно здоровое общество": "На новые вызовы времени верный ответ может дать только нравственно здоровое общество". То есть получается, его("нравственно здорового общества") ещё нет в наличии, его только предстоит создать.
Вообще в тексте, в той его части, о которой мы говорим, господствует логика долженствования, но не факта. Чтобы не быть голословным снова приведу цитаты: "Нужно воспитывать (здесь и далее курсив "Портала-Credo.Ru") приверженность семье, ответственность за судьбу Отечества, уважение к людям, учить беречь природу. Это обогатит наше общество, объединит его для новых свершений… Современные технологии должны помогать нашим гражданам быть в курсе событий, общаться, учиться и работать".

- Аналитики давно выделили два слова, наиболее активно использовавшиеся в публичной риторике членов правительствующего тандема: "мы" (Путин) и "должны" (Медведев)…

- В этом отношении документ мало отличается от предыдущих образцов, разве что оба "ключевых" слова теперь произносит один человек. 

Отсыл к будущему времени, намерениям реализовать нечто вполне органичен для предвыборных программ. Но из-за торжества логики долженствования в сфере ценностей в данной программе под вопросом оказывается выполнимость обещаний, даваемых конкретной персоной, совершенно независимо от того, нравится или не нравится кому-то премьер российского правительства в качестве претендента на пост главы государства. Ситуация всеобщего обожания одного из кандидатов, как это было в 2000-м, уже не повторится. Да, и вообще она противопоказана выборам, в основу которых положен принцип состязательности, поскольку выборная кампания – это, в том числе, и способ убедить избирателя, привлечь на свою сторону колеблющихся и даже противников.

- Собственно о религии в проекте программы Путина говорится совсем немного, но со вполне определённым указанием на разделение существующих вероисповеданий. Процитирую: "Наша сила – в духовном богатстве и единстве многонационального российского народа. Возрождению и укреплению этих ценностей мы будем всемерно содействовать через развитие культуры, сотрудничество с традиционными религиозными конфессиями".

- Видите, здесь уже впрямую говорится о построении ценностей в качестве будущей задачи, а это значит, что их "по умолчанию" сейчас нет. Как иначе можно прочитать слова "возрождение и укрепление"? Здесь мы имеем дело с архетипом обещаний власти, неподконтрольной обществу. В советское время наиболее полно он был выражен в лозунге построения коммунизма к определённой дате. Не вышло с коммунизмом, получили Олимпиаду; потом тоже принимались какие-то локальные (хотя и очень значимые) программы с конкретными сроками реализации. Не были реализованы и они. Вот что-что, но это люди помнят, и память транслируется новым поколениям, точно так же как рассказы о "нелюбимом предмете" Законе Божием в дореволюционных школах. В случае с Законом Божиим ведь вообще не осталось никого в живых из изучавших его, а негативное восприятие транслируется.

Разделение религий на "традиционные" и "нетрадиционные" тоже напоминает любимое занятие власти - "наступать на грабли". Уже давно понятно, что власти проще было бы придерживаться нейтралитета, быть равноудалённой для всех участников религиозного процесса. Протестанты и католики, некоторые течения буддизма и ряд других религиозных направлений создают российскому руководству немало международных проблем - это само собой. Но то и дело возникают проблемы сугубо внутренние, опять же, создаваемые из-за несоблюдения властью должной дистанции в отношениях. Даже считающийся "традиционным" ислам не желает ходить под "православием", то есть быть "вторым" по отношению к РПЦ МП, бесконечно оглядываться в своих действиях и заявлениях на "титульную Церковь".

Набросок путинской предвыборной программы позволяет понять смысл систематических апелляций власти постсоветской России к так называемым "традиционным" конфессиям, как и прочие традиционалистские заклинания: они компенсируют отсутствие сложившихся ценностей в российском обществе. Но этого мало, сама такая парадоксальная ситуация объявляется "традиционной", и в этом заключается ещё большая её опасность.

- В чём она видится Вам?

- В реальности мы имеем дело с коллизией: на фоне деклараций о традиционности, высоких (якобы почти прирождённых) идеалах нравственности, духовности, реальное общество живёт совершенно другими ценностями, и разрыв между официальными декларациями и фактическим положением дел только усиливается.
 
Ничего хорошего я в этом не вижу: если ценности, освящённые религией, спускаются властью, а общество участвует в их поддержании лишь в качестве пассивного потребителя (при этом его никто не спрашивает об имеющихся вопросах по поводу, а они, поверьте, есть, и их наберётся немало), значит такие ценности могут быть отторгнуты, как это уже бывало в отечественной истории.

- В статье Путина "Россия сосредотачивается..." есть упоминание о партнёрстве государства с некоммерческими организациями и, опять же, перечисляется "традиционная" четвёрка вероисповеданий. Согласитесь, довольно странный поворот религиозной темы?

- Я бы сказал, немножко неожиданный. Здесь религиозная тематика помещается в более широкий контекст. Власть как бы предлагает обществу в ответ на политические требования сосредоточиться на "малых делах" и подаёт своё прежнее начинание как заботу власти о структурировании общества. Здесь был найден редкий, но удачный, как показалось составителям текста, пример: "А, вот, посмотрите, есть же образец заботы власти об обществе, ещё когда никакого общественного кризиса не было и в помине".

- Но действия власти по части "партнёрства" и без того рассматривались как легальная финансовая поддержка, главным образом, РПЦ МП?

- Да, это так и вряд ли подобную ссылку политически активная часть общества примет. Конечно, данный аргумент власти не примут и те деноминации, над которыми в связи с принятием норм о социальном партнёрстве с религиозными организациями нависла угроза оказаться "за бортом" социально значимой деятельности, в которой они преуспели. Ведь по факту в конкретных российских условиях социальное партнёрство закрепляет неправовое разделение на так называемые "традиционные" и "нетрадиционнные" вероисповедания/юрисдикции. 

А ещё в заявлениях власти "между строк" прочитывается: вот, есть так называемые "традиционные конфессии", они, мол, не вмешиваются в политику, и поэтому их деятельность не только приветствуется, но ещё и финансируется. Насчёт "не вмешиваются" тоже можно поспорить, зная о патриархийном лоббизме ряда законодательных предложений в сферах образования, средств массовых коммуникаций, охраны здоровья, государственно-конфессиональных отношений. При этом парадоксальным образом власть не оставляет шансов другим следовать примеру "избранных" и "проверенных", что она должна была бы сделать.

Беседовал Антон Свиридов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования