Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Северо-Осетинской медицинской академии ВИТАЛИЙ СЛЕПУШКИН: «Исходя из моей многолетней практики, я не встретил ни одного случая, когда в обязательном порядке нужно было переливание крови»


Слепушкин Виталий Дмитриевич – Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Северо-Осетинской медицинской академии.

"Портал‑Credo.Ru": Какова сегодня точка зрения медицинской науки на те опасности, которые несёт в себе переливание крови даже в тех случаях, когда совпадают группы, резус-фактор, отсутствуют инфекции, передающиеся через кровь?

Слепушкин:. Во-первых, переливание крови ‑ это операция. Во-вторых, что такое кровь? Это чужеродная ткань, которую переливают человеку. Как медикамент, который берут в аптеке и вводят в человека, точно так же берут кровь от одного человека и переливают другому. Поэтому опасность существует уже априори. В-третьих, это синдром так называемых "массивных переливаний крови", который сейчас звучит всё больше. В этом случае, когда переливают несколько доз от разных доноров, то возникает очень серьезное само по себе осложнение или новое заболевание, которое наслаивается на уже имеющееся. В этом случае поражаются легкие, селезенка, печень, почки. Четвертая опасность заключается в том, что на самых лучших станциях заготовки крови в ней определяются четыре или пять вирусов, тогда как сейчас известны, по меньшей мере, 12 вирусов, передающихся с кровью.

‑ Одно из серьезных обвинений, высказываемых в адрес Свидетелей Иеговы, это полный отказ от переливания крови в любых случаях. Но выходит, что они интуитивно, вернее, дословно доверяя Библии и основам своего вероучения, оказались впереди науки. Каково Ваше отношение к их позиции в этом вопросе?

‑ Я человек нерелигиозный, не придерживаюсь никакой религии, а придерживаюсь научных фактов. А научные факты на сегодняшний день все больше и больше говорят о нежелательности переливания крови. Во всём мире тенденция – как можно меньше переливать компоненты крови. Если ещё двадцать лет назад во всём мире, во всех инструкциях было написано, что надо переливать компоненты крови при уровне гемоглобина меньше 110 г/литр, то 15 лет назад уже во всех инструкциях было записана цифра 90г/л. Сегодня в приказе Минздрава России написано, что кровь надо переливать только в том случае, если гемоглобин ниже 70 г/л. Я думаю, что в ближайшие несколько лет эта концепция пересмотрится и граница минимального уровня гемоглобина, при котором будут рекомендовать переливание крови, ещё снизится.

Это связано с тем, что, во-первых, мы получили новые данные о том (и я этим вопросом много лет занимаюсь), что организм вполне может пережить очень сильную кровопотерю – ничего в этом страшного нет. Природа изначально заложила в организм колоссальные резервы, которые противостоят потере крови. Она, так сказать, эволюционно была запланирована, что ли. Животное или человек обязательно будут подвергаться нападениям и, следовательно, неизбежны кровопотери. Поэтому природа или Бог – я не знаю кто – заложил этот резерв. На этот счёт есть научные основания.

Во-вторых, за последние 15-20 лет мы получаем на вооружение всё больше и больше совершеннейших кровезаменителей, которые могут протектировать или заменять многие функции крови, в том числе и перенос кислорода, т.е. это ‑ вершина всего. Вот-вот мы ожидаем появления синтетического гемоглобина. Зачем нам вообще тогда будет нужна донорская кровь? Она вообще не будет нужна.

‑ Это радикальное решение вопроса? В случае создания полноценного кровезаменителя с синтетическим гемоглобином вопрос с переливанием крови будет решен автоматически?

‑ Да, всё дело к этому идёт.

‑ Какие на сегодняшний день бывают случаи, когда, как бы оно ни было рискованно, переливание по медицинским показания обязательно нужно?

‑ Исходя из моей многолетней практики – я конкретно занимаюсь этой проблемой с 1991 года – я не встретил ни одного случая, когда в обязательном порядке нужно было переливание крови. Мы живём ещё догмами и инструкциями, которые мы обязаны выполнять. А составлены эти инструкции врачами, которые не совсем понимают эти проблемы. Я считаю, что можно вполне отказаться от переливания крови. Вот говорят, что, когда массивная кровопотеря, нужно тут же переливать кровь ‑ иначе больной погибнет. Но, занимаясь много лет этой проблемой, особенно в медицине катастроф, когда к тебе в полевых условиях поступают почти одновременно двести раненых и половина из них с колоссальной кровопотерей, никогда не может быть таких запасов крови. И мы обходимся кровезаменителями. Последний такой горький опыт был во время осетино-грузинского конфликта, когда в наш полевой госпиталь, который был развернут просто на стадионе, поступали десятки, а то и сотни раненых с кровопотерей, а у нас не было ни одной дозы крови. Тем не менее, у нас ни один больной не погиб, потому что хотя у нас не было компонентов крови, но были хорошие кровезаменители. Так что моя позиция – можно вполне обойтись без переливания крови.

‑ Боятся ещё, что при большой потере объема жидкости перестает нормально работать сердце как насос – оно не может качать воздух?

‑ Правильно! То есть опустевают сосуды и сердце. Надо их наполнять жидкостью – кровезаменителями.

‑ А если нет кровезаменителей, то физиологический раствор может спасти положение?

‑ Физраствор тоже относится к кровезаменителям. К простым кровезаменителям. Есть простые - как физраствор, которому уже лет 200, - а есть более сложные, более близкие по составу к крови. А уж физраствор всегда есть!

‑Какие на сегодня Вы могли бы назвать лучшие кровезаменители?

‑ Из новых за последние три-пять лет появились так называемые гидроксиэтилкрахмал – коллоидный кровезаменитель, который очень хорошо возмещает объем потерянной жидкости, и наш отечественный препарат перфторан.

‑ Это всё тот же перфоторан, вокруг которого шла длительная война?

‑ Война, пожалуй, закончилась. Уже кто погиб в этой войне, тот погиб! К сожалению! Войны больше нет, и он у нас на постоянном вооружении. Мы его постоянно применяем.

‑ А чисто экономически что выгоднее – кровь или перфторан?

‑ Мы и это сравнивали. Кровь сейчас всё дороже и дороже. Если необходимо перелить для чего-то две дозы крови, то в этом случае достаточно перелить одну дозу перфторана. Они по стоимости сопоставимы.

‑ Даже экономически уже выгоднее переливать кровезаменители?

‑ Это миф, что перфторан очень дорогой.

‑ Если организовать более массовое производство перфторана, он, может, был бы дешевле? Чем больше объемы производства ‑ тем препарат дешевле.

‑ Перфторана производят, по-моему, уже достаточно. Его можно свободно купить в любом регионе и городе.

‑ Возвращаясь к главной теме нашего интервью, можно отметить, что одно из главных обвинений в адрес Свидетелей Иеговы – тотальный отказ от переливания крови – сегодня вообще теряет всякий смысл в свете достижений в создании кровезаменителей. Они уже не нарушают инструкций. Более того, они оказались даже в некотором смысле впереди официальной медицины.

‑ Безусловно! Я в своих лекциях всегда привожу пример, что Свидетели Иеговы были инициаторами и спонсировали научные исследования по препаратам, которые стимулируют образование собственной крови. Сейчас есть такой эритропоэтин. Есть две проблемы: когда острая кровопотеря, то тогда надо быстро вливать жидкость, а когда кровопотеря хроническая, когда, например, у женщины маточное кровотечение, и она в течение недели–двух теряет постоянно много крови, и у неё снижается гемоглобин. Здесь можно идти по другому пути: есть препарат ‑ его вводишь, и он стимулирует образование собственной крови, воздействуя на костный мозг и стимулируя образование новых эритроцитов. Это два мощных медикаментозных направления.

Есть еще третье направление, которое сейчас очень интенсивно развивается. Это чисто хирургическое направление – разработка методик бескровной хирургии. Во время операции происходит остановка кровотечений: это электрокоагуляция мелких сосудов, лазерная хирургия, когда в процессе разреза ткани сразу завариваются капилляры, ультразвуковая и т.д. Происходит минимизация кровопотери во время операции.

Есть еще одно направление – сохранение собственной крови. Та кровь, что теряется во время операции, тут же забирается в контур, автоматически очищается и тут же возвращается больному.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал‑
Credo.Ru"

Фото с сайта: sevos.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-16 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования