Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Председатель совета Священной митрополии Абхазии архимандрит ДОРОФЕЙ (Дбар): «Внутренне я готов к полному разрыву с РПЦ МП»


"Портал-Credo.Ru": Представитель "официальной" Абхазской Православной Церкви, ориентирующейся на Москву, иеромонах Василиск (Лейба) на пресс-конференции в Сухуми 6 июля назвал все происходящее сейчас в Новоафонском монастыре "уголовным преступлением", а сам монастырь - "доходным местом". Как Вы можете прокомментировать столь серьезные обвинения в адрес Вашей Священной митрополии?

Архимандрит Дорофей (Дбар): Могу сказать, что, к сожалению, многое из того, что сегодня происходит в Абхазии, можно квалифицировать как уголовное преступление. Это же касается и "официальной" АПЦ. Вот пример: с 1993 года, я точно знаю, там не ведется никакая отчетность, в том числе и финансовая. Вообще нет никакой документации.

Причем то, что я говорю, к о. Василиску имеет самое прямое отношение. Когда в 2002 году я попытался потребовать от всех приходов финансовые отчеты, это удалось мне с большим трудом. Так уж повелось при о. Виссарионе (Аплиаа) – ни у кого из его окружения никогда не было никакого желания сделать свою деятельность прозрачной.

Вот, кстати, еще интересный момент – почему, спрашивается, о. Василиск отказался возглавить Новоафонский монастырь? Ему же это предлагали в свое время, когда о. Андрей (Ампар) собрался уходить. Да потому что о. Василиск никогда не собирался жить в монастыре! Ему нравится жить у себя дома, а по выходным на машине приезжать в монастырь на службу.

Зато теперь ему легко рассуждать об "уголовном преступлении". На самом деле, я уверен, что как раз многих батюшек АПЦ можно привлечь к уголовной ответственности за то, как они ведут финансовые дела.

- Недавно Вы встречались в Москве с митрополитом РПЦ МП Иларионом. Не считаете ли Вы, что эта встреча негативно повлияла на Ваше реноме в Абхазии? Ведь уже пошли разговоры о том, что "молодые новоафонские отцы поехали на поклон в Москву" для того, чтобы "раскаяться в расколе", а затем отказаться от идеи автокефалии Абхазской Церкви...

- Здесь вот что важно. Нас не вызывали в Москву на этот раз. Нас пригласили. Это разные вещи – когда вызывают, и когда приглашают. Все помнят, как это было – мы обратились к святейшему Патриарху Кириллу (Гундяеву) с открытым письмом. Потом нас пригласили для беседы, и мы поехали в Москву.

Мы поступили так для решения судьбы Абхазской Церкви. Тем более что мы намерены встречаться с представителями всех поместных православных Церквей, это входит в приоритеты Священной митрополии. Разумеется, для таких важных переговоров невозможно исключить участие в них и РПЦ МП.

- Ходят слухи, что Священная митрополия Абхазии налаживает активные контакты с Грузинской Церковью. Насколько эта информация достоверна?

- Слухов, самых разных, в Абхазии ходит множество. Никаких контактов, конечно, мы не налаживаем. Я только что сказал, что встречаться мы будем со всеми Церквами. Это нормальный процесс.

С другой стороны, меня удивляет молчание Грузинской патриархии, позиция которой похожа на молчаливое согласие со всем, что делает сейчас РПЦ МП в Абхазии. Это очень странно, но со стороны Грузинской патриархии ни одного слова не было сказано о нашей ситуации, кроме общих слов о любви и мире.

Мы, кстати, Грузинскую Церковь воспринимаем, как одну из православных Церквей, а не как "мать-Церковь", как она себя позиционирует в отношении Абхазской Церкви.

- В своем недавнем интервью "Порталу-Credo.Ru" премьер-министр Абхазии Сергей Шамба заявил, что неоднократно встречался с Вами и с о. Андреем (Ампаром), и предлагал компромиссные варианты, как он выразился, "преодоления раскола". Но затем добавил, что договориться не удалось, поскольку Вы якобы с самого начала "избрали для себя путь конфронтации". Какие именно компромиссы предлагало руководство Абхазии, и почему Вы сочли их неприемлемыми?

- К сожалению, я впервые вижу (такого нигде в мире не бывает), чтобы премьер-министр что-то предлагал церковникам. Из его уст прозвучало предложение, чтобы о. Андрей (Ампар) возглавил какой-то там приход.

Но как такое может быть? Разве светский чиновник вправе определять, где кому из священников служить? Единственное, что он мог бы сделать, но так и не сделал – он мог бы предложить о. Андрею остаться в Новоафонском монастыре.

Кстати, на заседание Совета безопасности, где я встречался с руководством Абхазии, о. Андрея не приглашали. Но там вообще интересная история произошла. Когда я пришел на Совбез, в кармане у меня был телефон, который нечаянно включился. И так получилось, что о. Андрей слышал, какие крики были на этом заседании. Он целых 15 минут все это слушал, а потом, естественно, он и другие наши сторонники сразу туда примчались.

Как все проходило на заседании? Вице-президент Абхазии Александр Анкваб пытался нам помочь, вникнуть в наши проблемы, искал компромисс. Организовал нам встречу с о. Виссарионом.

А вот премьер Сергей Шамба безапелляционно предлагал нам отказаться от проведения Церковно-Народного Собрания в Новом Афоне. Я считаю, что он не должен был так открыто вмешиваться в церковные дела. Я учился в Греции, и там никто из правительства никогда бы себе не позволил ничего подобного.

К счастью, на заседании присутствовали и государственные деятели, которые нас поддерживали. Министр обороны Абхазии Мераб Кишмария заявил, что отменить Церковно-Народное Собрание уже невозможно – мы ведь уже пригласили людей. А под конец вице-президент Анкваб даже сказал, что он лично займется вопросами безопасности новоафонского Собрания.

- Не кажется ли Вам, что Священная митрополия Абхазии, не добившись официального признания со стороны других православных поместных Церквей, со временем превратится в заурядную секту? И каким образом можно этому противостоять?

- В Абхазии сейчас две православные Церкви, АПЦ и Священная митрополия. И обе – в подвешенном состоянии. Потому что ни в одной, ни в другой нет своего епископа. Та, у которой появится епископ, и станет полноправной Церковью. АПЦ, кстати, находится в подвешенном состоянии на протяжении 18 лет, и всем об этом известно.

Мы никогда не превратимся в секту потому, что мы – православные. А секта – это вопрос, прежде всего, вероучения. Чем определяется Церковь? Наличием епископа и внутренней работой. А внутренняя работа ведется, я знаю, и у о. Виссариона, и у нас.

- В российских СМИ иногда высказывается мнение, что Священную митрополию поддерживают исключительно абхазские националисты. Это правда?

- Так до того можно договориться, что и в российских СМИ все сплошь националисты. Если государство добилось независимости – это что, государство националистов? О. Виссарион добивался автокефалии АПЦ – он националист? Наши президенты, которые боролись за независимую Абхазию, за признание нашей страны – они националисты? А кто тогда патриоты?

Мы, граждане Абхазии (причем не только абхазы), хотим автокефалии для Абхазской Церкви потому, что хотим продвигать свои идеи, свой духовный путь.

- На интернет-форумах часто разворачивается резкая полемика между Вашими сторонниками и сторонниками отца Виссариона. Складывается ощущение, что с разделением Абхазской Церкви ситуация в обществе сильно обострилась. Неужели все настолько далеко зашло, что нельзя обойтись без агрессии и оскорблений в отношении друг друга?

- Да пусть пишут и говорят! Это как выпускание пара. Люди могут иметь разные мнения по одному и тому же вопросу, могут высказывать их эмоционально. Я против жесткого противостояния, против оскорблений. Но при этом надо понимать – какие-то элементы разделения граждан по тем или иным признакам всегда присутствовали в Абхазии.

Другое дело агрессия – это всегда плохо. Вы знаете, на нашем Собрании 15 мая множество людей подходили ко мне и благодарили за то, что я ни одного плохого слова не сказал в адрес того же о. Виссариона. Тем не менее, ожидать, что у всех людей будут одинаковые взгляды на все проблемы, я бы не стал.

- Интересно, есть ли различия между теми мирянами, кто поддерживает Священную митрополию, и теми, кто выступает на стороне о. Виссариона? И если есть, то эти различия в основном религиозного или политического характера?

- На Церковно-Народном Собрании в Новоафонском монастыре была представлена элита абхазского общества. И я этим горжусь. На стороне о. Виссариона, в основном, – государственные служащие, чиновники, политики.

Что касается политических взглядов, то я хорошо помню, как в 2004 году о. Виссарион выступал против покойного ныне президента Сергея Багапша, он был его яростным противником. А что случилось потом? Кардинальный поворот, на 180 градусов. Поэтому я не стал бы говорить о политических взглядах о. Виссариона, так как они меняются в зависимости от обстоятельств. Так же трудно мне говорить и о политических взглядах его сторонников.

- Если вдруг конфликт Священной митрополии Абхазии с РПЦ МП зайдет слишком далеко, Вы готовы к тому, что Вас могут, к примеру, лишить священного сана или наложить иные строгие взыскания?

- Внутренне я готов ко всему. С самого начала я говорил, что намерен идти до конца, и что нас ждут не лавры, а терновые венцы. Я участвовал в создании Священной митрополии только по одной причине – я хочу блага для Абхазской Церкви. Потому что считаю, что при о. Виссарионе произошло ее ослабление.

Но знаете, это все мы говорим с чисто человеческой точки зрения. А важно совсем другое. То, что поверх всего есть Промысел Божий.

Беседовал Александр Суздальцев,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования