Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Министр культуры РФ АЛЕКСАНДР АВДЕЕВ: "Полного удовлетворения от опыта назначения наместника монастыря директором музея нет. Хотя мы и видим, что он полезен"


Александр Солдатов: Как Вы оцениваете исполнение Закона о передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения? В основном, имущество передается из музейных фондов, возникают разные конфликты. Каково Ваше видение этого процесса?

Александр Авдеев: Ну, во-первых, имущество из музейных фондов не передается. В том-то и специфика, что музейные фонды, библиотечные фонды и архивные фонды по закону не передаются, и это зафиксировано. Большое удовлетворение этим выражают все российские музеи, которым важно сохранить свои фонды, но которые готовы к открытому сотрудничеству с Русской Православной Церковью и другими конфессиями для организации временных экспозиций, если Церковь об этом просит и если есть надлежащие условия. А передаваться в собственность может только недвижимость.

Пока итоги процесса оценивать сложно, потому что еще не заработал механизм передачи. Как Вы помните, в Законе предусматривается определенный порядок подачи заявлений, который государство регистрирует, а потом может рассматривать в срок до шести лет. И если вопрос решается положительно, то за эти шесть лет и надо будет построить параллельные здания, для того чтобы вынести из культовых зданий находящиеся там либо библиотеки, либо музеи. Поэтому год – маленький срок для оценки самого процесса, но мы сделали некоторые знаковые жесты. По поручению правительства передали Новодевичий монастырь.

- А ведь он входил в музейный фонд Исторического музея?

- Нет, не в фонд. Он был на балансе. Мы передали недвижимость, недвижимость не входит в фонд. В фонд входят только экспонаты. И сейчас мы вместе с владыкой Ювеналием и монастырем работаем над тем, как передать им на временной основе некоторые вещи, которые являются естественной составной частью убранства храмов монастыря, но принадлежат музею.

- Часто приводят в пример Торопецкую икону Божией Матери, которая была временно из фондов Русского музея выдана в какой-то коттеджный поселок и там и осталась. Как Вы оцениваете этот факт?

- Ну, во-первых, коттеджный поселок рядом. Торопецкая икона находится на временном хранении в прекрасном храме – новом, выстроенном, посещаемом. Находится она, наверное, в самом идеальном склепе в мире, который специально сделан для хранения этой Торопецкой иконы. Я приезжал и смотрел вместе со специалистами условия хранения иконы. В этом склепе идеальные климатические условия для хранения иконы, а рядом, по соседству, оборудована реставрационная мастерская с самой новейшей, наверное, в мире техникой для реставрации икон. За состоянием иконы следят специалисты. Икона находится в храме не по волевому решению министра, музея, храма, а на основе договора, который подписан между музеем и представителем РПЦ МП. Когда срок договора закончился, был подписан новый документ. Икона находится там на временной экспозиции в соответствии с законом. На временную экспозицию мы можем передавать иконы на выставку в Третьяковскую галерею, на выставку в Соединенные Штаты Америки, на выставку во Францию – туда, где обеспечены условия хранения. А храм у Княжьего озера в этом смысле тоже – выставочная экспозиция, и я каждый раз объясняю, что режим временной экспозиции позволяет нам выставлять предметы в те залы, где обеспечены охрана, климатические условия и сохранность.

- Все-таки все спрашивают, как скоро икона будет возвращена назад, в Русский музей? Ходят слухи о том, что эта экспозиция будет продлеваться до бесконечности.

-Во-первых, Торопецкая икона была, как Вы знаете, похищена из Торопецкого монастыря в 30-е годы, ее изъяли под видом реставрации и не вернули. У нас есть договоренность с Торопецким монастырем о том, что там сейчас оборудуется такой же склеп, и из подмосковного храма она будет перевезена на родину на основе, повторяю, это очень важно, соглашения о временной экспозиции, подписанного с музеем. А потом вернется снова в музей.

- Какие-то сроки Вы не можете назвать?

- Ну, это разумные сроки – это полгода, год. То есть те сроки, которые разрешены режимом временной экспозиции. Когда организуют за рубежом или у нас многочисленные выставки российских икон, то это никого не волнует. Хотя, должен сказать, что не все залы приспособлены для этого. А здесь все на основании юридического договора напрямую между РПЦ МП и музеем. Министерство культуры только визирует эти договоры, я как министр там даже расписался на нем. Но все только на основе прав и обязанностей, и никакого отторжения собственности быть не может.

- Хотел Вас еще о Рязанском кремле спросить. Сотрудники музея-заповедника "Рязанский кремль" категорически не хотят выполнять приказы министерства культуры о выселении из кремля и передачи его епархии РПЦ МП. Какое Вы видите разрешение этой ситуации?

- Во-первых, наши приказы все выполняются. У нас нет разногласий между сотрудниками музея рязанского и министерства. Просто, еще раз это подчеркиваю, музей прикрывается законом об особо ценных объектах. И музей будет находиться там до тех пор, пока не будет выстроен новый современный музей, куда мы перевезем эти экспонаты. Мы не позволим вывозить музей в поле или в неприспособленные условия. Музеи защищены законом.

Сейчас в Рязанском кремле часть музея, которая там осталась, находится в архиерейских палатах. Кстати, они никогда не принадлежали Русской Православной Церкви.

- Да, если я не ошибаюсь, это дворец князя Олега.

- Сейчас выделена земля в Рязани, на следующий год выделяется первая часть денег на строительство музея, и когда он будет построен, на это уйдет 3-4 года, и оборудован всем необходимым оборудованием, то тогда мы спокойно переедем с чувством собственного достоинства. Никто не позволит музей силой выселять. Да и Русская Православная Церковь тоже этого бы не хотела. Она предпочитает мягкое, цивилизованное решение данной проблемы.

- А Вас не беспокоит то, что в некоторых объектах, переданных уже Русской Православной Церкви Московского патриархата, введены разные ограничения режима посещения, осмотра, связанные, может быть, с уставом монастырской жизни? Скажем, на Соловках невозможно уже посетить Анзерский скит. Я лично был в Толгском монастыре под Ярославлем, так там необходимо платить деньги за фотосъемку. Вы видите в этом проблему?

- Вижу. Некоторые передаваемые Церкви объекты федеральные, некоторые – региональные. Я не обладаю сейчас полной информацией обо всех объектах. Но необходимо найти такой баланс режима работы, который бы позволял посетителям посещать эти храмы, видя в них памятники культуры, а с другой стороны, уважать церковные обычаи, идет ли речь о монастырях, дацанах, мечетях или синагогах, уважительно относясь к Церкви. У нас уже опыт хороший наработан. Возьмите Троице-Сергиеву лавру.Есть и другие музеи, в которых такой проблемы не существует. Просто это вопрос времени и доброжелательности по отношению друг к другу.

- А как Вам нравится соловецкий прецедент, где наместник монастыря стал одновременно директором музея?

- Он назначен директором музея моим приказом. Ну, это исключение из правил. Мы пошли на это по просьбе Русской Православной Церкви. Пока полного удовлетворения от этого опыта нет. Хотя мы и видим, что он полезен.

Беседовал Александр Солдатов,
"Портал-Credo.Ru"

Примечание редакции: интервью впервые опубликовано в составе статьи в "Новой газете"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования