Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Директор Института религии и права, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН РОМАН ЛУНКИН: "Выступление ижевских священников - важнейший показатель оживления церковной жизни внутри РПЦ МП"


"Портал-Credo.Ru": Как Вы оцениваете выступление трех священников, отказавшихся поминать Патриарха Кирилла, а также возможные последствия их действий для РПЦ МП?

Роман Лункин: Это заявление является смелым и принципиальным поступком. Они сознательно пошли на такой шаг и, думаю, знали, что их действия вступят в противоречие с церковной дисциплиной. Безусловно, с точки зрения церковного руководства, эти священники находятся на пути к расколу. Это ясно и без церковного суда, хотя рано или поздно дело этих священников будет рассматривать Высший церковный суд.

Благодаря административной реформе Патриарха Кирилла, церковный суд постепенно занимает определенное место в структуре Московской патриархии. Решение этого суда покажет, что все решается не одним архиереем, испуганным тем, что в его епархии, и даже среди сотрудников епархиального управления, появились раскольники, а что есть соборное решение церковного руководства по этому делу.

Форма выступления, которая выбрана священниками, по существу, не оставляет церковному руководству выбора – непоминание Патриарха считается серьезным административным и каноническим проступком. Все рассуждения о том, что это "церковные бюрократы" их осудили ни за что, и поиск ошибок в заявлении митрополита Ижевского Николая – это следствие эмоционального гиперкритического отношения к РПЦ МП. Это внутреннее дело Церкви – запрещать или не запрещать своих вольнодумцев. Другое дело, что Церковь не может запретить общественную дискуссию по этому поводу.

- Что бы Вы отметили в самом заявлении ижевских "непоминающих"?

- Я с большим вниманием просмотрел как обращение трех священников, так и видео, где прихожане под руководством отца Сергия покидают территорию своего храма и идут служить литургию в частный дом. Однако для меня осталось не до конца понятным, почему они выбрали именно такую форму для того, чтобы заявить о своем отношении к церковным проблемам. Я полагаю, что это стремление резко выпрыгнуть из "церковного болота", из которого эти священники не видели выхода. Частично вина за такого рода демарши, конечно, лежит на руководстве епархии, которое всегда, как правило, в лице старых (по возрасту, прежде всего) архиереев, старается не допустить никаких изменений в епархиальной жизни, и тем более, не допускает никаких открытых дискуссий по острым проблемам церковной жизни.

По-моему, примерно то же самое произошло в Барнауле, где от РПЦ МП под аналогичными консервативными антиэкуменическими лозунгами откололся Вознесенский приход отца Георгия Титова. В Барнаульской епархии острота конфликта была связана еще и с личным конфликтом священника и епископа Максима, сравнительно молодого и нетерпимого по характеру архиерея. Он также известен тем, что резко осуждает деятельность одного из самых известных православных миссионеров Алтая – Игнатия Лапкина, община которого ранее подчинялась Зарубежной Церкви. В данном случае проявляется даже не авторитаризм епископа, а именно отсутствие терпимости и стремления к общению и налаживанию диалога.

Но, как следствие, терпимости не хватает и у новых "раскольников" – открытое письмо столь авторитетных и респектабельных в своей епархии священников Патриарху Кириллу по поводу проблем Церкви вызвало бы не меньший резонанс. Кроме того, священники, естественно, хотят уйти вместе с храмом, который они отстраивали. К нам в Институт религии и права обращалась Вознесенская община Барнаула по поводу того, чтобы юристы помогли отстоять здание храма от притязаний епархии, поскольку приход быстро перешел в другую юрисдикцию. Однако даже по старому необновленному Уставу прихода здание принадлежит Московской патриархии, все решения приходского совета так или иначе должен утверждать епархиальный архиерей. У меня такое впечатление, что те, кто откалываются от Московской патриархии, только после своего исторического решения уйти из РПЦ МП читают свой приходской Устав. Когда новый Устав, устанавливающий власть архиерея еще более четко, принимался на Архиерейском Соборе, то массовых выступлений священников против этого документа не было. Все знали, на что они идут. Ижевские священники в данном случае поступили разумно, что спокойно освободили свои храмы.

- Считаете ли Вы, что провозглашенные ижевскими священниками тезисы расколят РПЦ МП?

- Смотря, что считать расколом – исторический раскол как разделение на старообрядчество или никонианство или Реформация в Католической Церкви происходит тогда, когда внутри Церкви не остается никаких средств и никакого поля для обновления и дискуссии, а утверждению "правильной" точки зрения способствует государство. Власть помогала как Патриарху Никону, так и Лютеру. В этом случае раскол ведет к всеобъемлющему церковному кризису, своего рода катарсису христианского мировоззрения и к рождению новой Церкви или нового направления.

В современной России ситуация другая - выступление ижевских вольнодумцев отнюдь не является свидетельством слабости РПЦ МП, ее неизбежного развала и т.д. Я думаю, что все прямо наоборот – появление не маргиналов и церковных "фриков"-антисемитов и создателей идей заговора о союзе РПЦ МП с Ватиканом, а серьезных священников, на таком уровне заявляющих о проблемах современного православия, является важнейшим показателем оживления церковной жизни внутри РПЦ МП.

Главное, чтобы местные власти и УФСБ Удмуртии не раздували раскол, оказывая давление на этих трех священников, и не запрещали бы им служить в арендованных помещениях, а такое давление уже оказывается. Священникам уже поступают угрозы.

Многие церковные деятели и, в том числе, Патриарх Кирилл с гордостью говорили, что в нашей российской истории никогда не было религиозных войн. Но с точки зрения развития христианского мировоззрения и церковно-общественной жизни – это факт отрицательный. Это значит, что никого из священнослужителей настолько не интересовали богословские и социальные проблемы Церкви, чтобы о них говорить и выступать. И не надо в этом и в непонимании Церкви обвинять российскую интеллигенцию. Церковный институт как закрытый монолитный комплекс, взаимодействующий лишь с государством, – это безжизненное в евангельском смысле тело.

Заявления и реформы Патриарха Кирилла сделали возможным публичное обсуждение социальной и политической роли Церкви, пусть и пока декларативно, но Патриарх призывает православных быть инициативными и строить вокруг себя гражданское общество на нравственных началах. Обращение ижевских вольнодумцев – в каком-то смысле следствие большей открытости Церкви, стремления начать обсуждение проблем, следствие личного примера общественной активности Патриарха. Многие считают такой образ Патриарха неадекватным предстоятелю РПЦ МП, но мало кто задумывается над тем, что именно такой Патриарх оживил Церковь, осознанно или нет разрушил ее мертвенную монолитность.

Проблемы, озвученные ижевцами, обсуждают видные церковные деятели – отец Алексий Уминский, священник Андрей Дудченко, отец Павел Адельгейм, епископ Сыктывкарский Питирим, отец Георгий Эдельштейн и т.п. Основные темы дискуссии - это порой слишком тесная связь РПЦ МП с государством и бизнесом, отсутствие осуждения пороков советского времени, слабость приходов.

Обсуждение изъянов и достоинств Церкви, трудное налаживание диалога с обществом через конфликты создаст как церковную среду, которая станет опорой для Патриарха Кирилла, так и круг консервативных вольнодумцев, критикующих патриархию. Церковь впервые, наверное, с начала ХХ века, можно поздравить – священнослужители перестают быть равнодушными.

Беседовал Валерий Степанов,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования