Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Главный редактор журнала "Буддизм в России", председатель Российского отделения "Фонда Далай-ламы" АНДРЕЙ ТЕРЕНТЬЕВ: "Политическая отставка Далай-ламы – это не предательство, а стремление отделить религию от политики"


"Портал-Credo.Ru": 28 марта парламент Тибета в изгнании после долгих дебатов одобрил-таки отставку Далай-ламы XIV. Кто станет политическим лидером вместо него?

Андрей Терентьев: Политические функции, от которых он отказался, передаются избираемому премьер-министру – "калон трипа". 27 марта тот был избран, и в апреле будут собраны результаты голосования, проведенного по возможности во всех местах, где живут тибетцы. Вновь избранный премьер-министр получит те прерогативы, которыми обладал Далай-лама.

- Раньше премьер-министр тоже избирался населением?

- Изначально он назначался Далай-ламой. Но Его святейшество, как только приехал в Индию, продолжил начатую, собственно, еще в Тибете политику постепенной демократизации тибетского общества. После всенародного обсуждения - в опять-таки эмигрантском, в основном, сообществе - была принята Конституция Тибета. По ней премьер-министр стал избираемым, и уже на два срока по 5 лет он избирался. Вот сейчас этот второй пятилетний срок истек.

Однако после нынешних выборов ключевые политические функции, которые оставались у Далай-ламы, тоже передаются премьер-министру. Например, только Далай-лама отвечал за международные отношения. Теперь этим будет заниматься премьер Тибета в изгнании.

- Зачем Далай-лама отрекается от власти?

- Он понимает, что сама система руководства Далай-ламы – это устаревшая средневековая система, но она имела и очень важный дефект практического характера. Когда один Далай-лама умирал, а другого начинали искать и ждали, пока он вырастет, всю политическую власть сосредотачивал в своих руках регент. И кто становился этим регентом, решалось в аристократических кланах.

Регент выдвигался не совсем понятными способами. Утверждался он "ка шагом" - тибетским советом министров, и приобретал неограниченную власть на тот период, пока новый Далай-лама-перерожденец не достигал совершеннолетия.

Если в самом Тибете это могло быть или не быть хорошим, то в нынешней ситуации, когда тибетцы живут в эмиграции, а Китай оказывает давление, это стало совершенно неприемлемо. Китайцы уже сейчас заявили, что они несколько лет назад приняли закон о том, что высшие перерожденцы должны утверждаться китайским правительством. И произошла эта история с Панчен-ламой, когда он был определен, и Его святейшество Далай-лама утвердил правильность этого определения, а на следующий день этот мальчик – Панчен-лама – вместе с родителями был увезен китайскими агентами в неизвестном направлении, и до сих пор неизвестно, где он находится. Вместо него китайцы подыскали мальчика из хорошей партийной семьи и провели его торжественную инаугурацию как Панчен-ламы, во что тибетцы, естественно, поверить не могут, поскольку Далай-лама как высший религиозный авторитет говорит, что другой человек является Панчен-ламой.

Такая же история готовится китайцами, естественно, и сейчас. То есть они ждут, пока Далай-лама умрет, потом они найдут марионеточную фигуру на территории, оккупированной Китаем, и скажут, что вот это настоящий перерожденец Далай-ламы, и таким образом тибетское движение за реальную автономию или самоопределение как бы исчезнет уже: никто не сможет им руководить.

- А кого сейчас китайцы посадили на место Далай-ламы во дворце Потала в Лхасе? Кто в данный момент управляет Тибетом?

- Никого они не могут поставить вместо Далай-ламы, потому что это кроме смеха ничего не вызовет. Там есть какой-то комитет автономного района, есть его председатель, но он никакого статуса религиозного не имеет. Это чиновник просто. А дворец Потала используется как музей, он не функционирует как резиденция главы Тибета.

- Получается, все действия Далай-ламы сейчас нацелены на то, чтобы избежать такой ситуации, когда после его ухода из жизни китайцы посадят-таки на трон в Лхасе своего "Далай-ламу"?

- Да. Ведь Далай-лама сказал, что он не будет перерождаться на оккупированной территории, и возникнет конфликт, для тибетского сообщества будет сложное время. Далай-лама всегда стремился и сейчас особенно хочет форсировать перевод руководства тибетским сообществом на демократические рельсы с тем, чтобы судьба тибетского народа не зависела от того, хороший ли окажется регент, будет ли он корыстолюбивым или же умным и альтруистичным. Когда всё будет прозрачно, на основе демократических выборов, тогда Далай-лама может быть спокоен. Еще при жизни Далай-ламы появится такой лидер, который заменит Далай-ламу и будет руководить тибетским государством. И Далай-лама пока еще вполне в состоянии смотреть за этим процессом, контролировать и корректировать его, если понадобится. У него есть время выпестовать, вырастить регента. Вот что сейчас происходит.

- А следующий Далай-лама будет тоже вне политики?

- Далай-лама говорит так: лично он считает, что институт Далай-лам уже себя изжил вообще, не нужно в одном лице соединять религиозное руководство и политическое. Но при этом говорит, что решать судьбу этого института будет тибетский народ. Если решит, чтобы оставалось по-старому, это право тибетского народа. То есть за судьбу следующего Далай-ламы нынешний Далай-лама не берется отвечать.

- Хотя парламент принял отставку Далай-ламы XIV, осталось еще внести поправки в Конституцию о статусе Далай-ламы. Не означает ли это, что всё может быть отыграно обратно?

- Нет. Это технический вопрос. Главное, что они согласились в принципе. Они 10 дней обсуждали. Депутаты не хотели принимать отставку, и народ весь не хотел.

- Далай-лама вроде бы не первый раз заявляет об уходе с политической арены, а потом оказывалось, что он остается. И китайцы, реагируя на нынешнее решение парламента, уверены, что Далай-лама опять "обманет". Почему?

- Скорее всего, он неоднократно говорил, что собирается уйти, а не о том, что уходит. Официальные представители КНР обычно передергивают слова, жульничают. И они выступили с резким протестом в тот же день, когда Далай-лама подал заявление об отставке. Глава администрации Тибетского автономного района заявил, что Далай-лама не имеет права решать вопрос о своих полномочиях. Китайцы здорово засуетились, они поняли, что может не пройти их план поставить своего Далай-ламу и таким образом положить конец тибетскому вопросу.

- Кого власти КНР считают главой тех тибетских монахов, которые остаются в Тибете, то есть в Китае?

- Дело в том, что организация тибетского буддизма не сводится к Далай-ламе. Там есть 4 основные школы: гелуг, кагью, шакья и нингма. И в каждой школе есть свой глава. Вот эти главы школ и руководят религиозной жизнью монахов. А Далай-лама не является главой той или иной школы.

- Начало сессии тибетского парламента в изгнании почти совпало с 10 марта – днем тибетского народного восстания. А конец сессии – с 28 марта, днем оккупации Тибета КНР, которая, в свою очередь, объявила его "Днем освобождения тибетского народа от крепостного рабства". Что Вы думаете о таком совпадении дат?

- Не думаю, что тибетцы, которые в эмиграции, особенно обращали внимание на это.

- Вопрос не очень удобный, но задам его Вам. Уехав из Тибета, не предал ли Далай-лама свой народ? Одно дело, когда лидер находится вместе со своим народом, пускай даже в тюрьме, а другое – на безопасном расстоянии, из-за границы говорит о ненасилии, сам при этом физически не разделяя страдания своего народа…

- К этому можно по-разному, конечно, относиться. Решение об уходе Далай-ламы из Тибета было принято, когда китайцы после начала народного восстания запросили карту Норбулинки – летнего дворца Далай-ламы, с просьбой указать дом, где он находится, якобы для того, чтобы артиллерия не стреляла по нему. Но на самом деле никто не знал их намерений. Может быть, они как раз собирались по этому дому шарахнуть из пушки. С другой стороны, если бы Далай-лама не ушел тогда, то мы о тибетском вопросе вообще не узнали бы. И когда Мао Цзэдуну сообщили, что Далай-ламе удалось ускользнуть в Индию, он сказал: "Мы проиграли сражение". Деятельность Далай-ламы за границей привлекла международное внимание к тибетской проблеме и помогла тибетцам не остаться в полной изоляции. Неизвестно, что бы произошло, если бы международные организации никак не интересовались их судьбой. Поэтому я не считаю, что его уход – это предательство.

Он находился в Тибете столько, сколько было возможно. Ему настоятельно предлагали остаться в Индии, когда он там был на праздновании "Будда джаянти" в 1956 году, предупреждали, что его жизни в Тибете может угрожать опасность. Но он отказывался, хотел быть со своим народом и вернулся в Тибет. Просто в дальнейшем, в сложившейся ситуации он уже больше ничего не мог сделать, и тогда он решил покинуть родину. Это очень ясно из его автобиографии и из исторических хроник.

Беседовал Феликс Шведовский
для "Портала-Credo.Ru" 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования