Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Президент Института религии и политики, член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте РФ АЛЕКСАНДР ИГНАТЕНКО: "Уже вспыхивают периферийные очаги вероятной аравийско-иранской суннитско-шиитской войны"


"Портал-Credo.Ru": Каково влияние исламского фактора на ситуацию в Ливии?

Александр Игнатенко: Мог бы сказать: никакое. Но отвечу иначе. При том, что Институт религии и политики стремится, как он это делает в подобных случаях, отследить влияние исламского фактора, мы не располагаем никакими данными, которые бы свидетельствовали о его влиянии на события в Ливии. Возможно, вы имеете в виду угрозы Каддафи организовать джихад против государств антикаддафиевской коалиции? Но Каддафи исламским фактором не распоряжается, противопоставив еще в 70-х годах прошлого века исламу в любой форме свою "третью мировую теорию" с "писанием" этой "теории" – "Зеленой книгой". И в настоящее время Каддафи является изгоем арабского и исламского мира: членство каддафиевской Ливии приостановлено в Лиге арабских государств и в Организации Исламская конференция. А взбалмошные заявления Каддафи о том, что он блокируется с "Аль-Каидой", которая давно и вовсю использует исламский фактор, получили известную отповедь, типа: "Мы тебе нож можем передать, чтобы ты перерезал себе горло". Кстати сказать, требование (именно так, требование) к мировому сообществу установить над каддафиевской Ливией бесполётную зону исходило от Совета сотрудничества арабских государств Персидского (Арабского) залива, от Лиги Арабских государств, и проект резолюции Совета безопасности ООН № 1973 был предложен Ливаном совместно с Францией и Великобританией. А в операции по созданию этой бесполётной зоны принимает участие "маленькое да удаленькое" аравийское государство Катар, и, вполне возможно, примут участие другие арабские и исламские государства – Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт.

Или исламский фактор используют силы западной коалиции? Что-то не похоже. Тут и рассуждать нечего.

Может быть, исламский фактор использует так называемая "оппозиция"? То, что известно об этой "оппозиции", позволяет утверждать, что это – движение, направленное на реставрацию в Ливии или её части королевского режима Сенуситов, который был свергнут капитаном Муаммаром Каддафи со своими боевыми товарищами в 1969 году. Если хотите, это опоздавшая на 42 года контрреволюция, которая имеет шанс победить – потому, что Каддафи, по сути дела, предал идеалы "Революции 1 Сентября", создав в Ливии режим личной власти и, если можно так выразиться, "режим личной собственности", прикрытый демагогией о джамахирийской "власти народных масс". Победа этой запоздавшей контрреволюции будет выражаться в том, что в Ливии или её части (вероятно, в восточной части – в Киренаике) будет восстановлена королевская власть Сенуситов, под знаменем которых сражается "оппозиция". (Тогда будет две Ливии – как две Германии в прошлом веке. Или как Западный Берлин на территории Германской Демократической Республики.) По очень интересному "совпадению" наследник престола Мухаммад ас-Сенусси обретается на территории Саудовской Аравии – в городе Эд-Дамар, состоит в контакте с "оппозицией" и готов вернуться в Ливию, чтобы "восстановить свои права". И он, и его саудовские покровители со всей тщательностью избегают апелляции к исламу, исламскому фактору (и, кажется, не мечтают о его использовании) – чтобы не напугать государства антикаддафиевской коалиции, которым совсем не улыбалось бы расчищать ударами своей боевой авиации и, возможно, сухопутных контингентов площадку для исламистского государства в своём "мягком подбрюшье" – в Южном Средиземноморье. А государство там может возникнуть даже ваххабитское – если иметь в виду официальную религию покровителей Мухаммада ас-Сенусси, которые, конечно же, не бескорыстно его поддерживают, а имеют некоторые виды на будущую Ливию "без Каддафи", членство которой, конечно же, восстановят и в Лиге арабских государств, и в Организации Исламская конференция.

– Какую роль может сыграть исламский фактор в дальнейшем развитии событий в Египте, Сирии, Бахрейне и Йемене? Просматривается ли перспектива "исламских революций" в других странах региона?

– Еще раз скажу: в арабских странах - в Тунисе, Египте, Ливии, а также в Марокко, Сирии, где тоже наблюдается революционное брожение, - не было и нет "исламских революций". (О Бахрейне и Йемене я скажу чуть позже.) Участие в этих революциях мусульман не даёт оснований называть их "исламскими революциями", как нет оснований называть "православными революциями" Февральскую и Октябрьскую революции 1917 года в России – при том, что православные составляли подавляющую часть "пехоты" этих революций.

При тщательном, "документальном" анализе событий в каждой арабской стране выясняется, что исламский фактор не играл никакой существенной роли, например, в Тунисе, где существуют мощные секулярные традиции и сильны профсоюзы, либералы и левые (вплоть до коммунистов), хотя во взбаламученной атмосфере революции дают о себе знать самые разные силы и группировки, вплоть до криминальных. В первом этапе революции в Египте ни в организационном, ни в идеологическом отношении не принимали участия "Братья-мусульмане" – крупнейшая сила, апеллирующая к исламскому фактору. На этот счёт Институт религии и политики, отслеживавший ситуацию в Египте, и не только там, имеет документальные свидетельства – заявления руководителей "Братьев-мусульман". Хотя, естественно, члены организации на индивидуальной основе принимали участие в "стояниях" на площади Ат-Тахрир в Каире. Им на это было дано разрешение руководства.

Но революция в Египте ещё явно не закончилась, и исламский фактор начинает играть в ней свою роль – я бы сказал, что негативную. В чем проблема? Она в том, что революция не была исламской, а реально общедемократической с неслабой либеральной и левой составляющими. И в ней было определенное антиклерикальное содержание: копты с самого начала выступали за изъятие из конституции Египта второй статьи, которая гласит, что ислам – государственная религия Египта, а шариат является основой законодательства, считая не без оснований, что это – фактор дискриминации немусульман. Но, как известно, референдум по конституции, который прошел в Египте, вообще не ставил этот вопрос, и сейчас в стране разворачивается движение по разработке новой конституции Египта как светского государства. Отмечу, что в Ливане "вторая кедровая революция" проходит сейчас под лозунгами отмены системы конфессионализма, то есть под лозунгами превращения Ливана в светское государство. Всё больше людей в арабском мире понимают, что клерикализм является фактором ослабления и раскола арабских обществ и даже территориального распада, как это имело место в Судане, а ещё раньше – в неарабской Эфиопии.

Но "Братья-мусульмане" в Египте после промежуточной победы революции – отстранения президента Мубарака от власти – спохватились и попытались перехватить инициативу. Ярким выражением этого было "стояние" на площади Ат-Тахрир в Египте срочно прибывшего из Катара Юсуфа аль-Карадави. Военные, которые держат власть в своих руках и, насколько можно судить, не хотят её кому бы то ни было отдавать, с целью ослабить либеральное и левое крылья египетской революции, поощряют "Братьев-мусульман", держа их, впрочем, в определенных рамках. Так, в той комиссии, которая разрабатывала поправки к конституции, были члены организации, в новом правительстве пост министра культуры отдан человеку, близкому к "Братьям-мусульманам", и т.п. "Братья-мусульмане" выступают с проектом превращения Египта в "гражданское государство на основе шариата". И, кстати сказать, конституционный референдум, на который не было вынесено изменение второй статьи Конституции, закрепил эту тенденцию. Я совсем не уверен, что эта тенденция устраивает значительную часть участников революции в Египте, которые не за это боролись. И не исключаю, что они могут избрать какие-то более активные формы борьбы за новый Египет, в котором гарантированы права всех египтян, независимо от их отношения к религии. При этом египтяне очень хорошо знают, какие есть другие варианты – условно говоря, "эфиопско-суданский", предполагающий отделение религиозного (конфессионального) меньшинства от существующего государства, и "бахрейнский", при котором ограниченная в правах религиозная (конфессиональная) группа выступает за изменение политической системы государства. В условиях происходящей хаотизации Большого Ближнего Востока для Египта нежелательны никакие из подобных вариантов.

– Начались беспорядки даже в Саудовской Аравии. Если они не будут подавлены саудовскими властями, во что это может вылиться? Не начнется ли на всем Ближнем Востоке открытый военный конфликт между суннитами и шиитами?

– Суннитские аравийские монархии (Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Катар), насколько можно судить по событиям в Бахрейне и в Саудовской Аравии, взяли курс на жесткое, силовое подавление шиитской фронды, не без оснований подозревая в её возбуждении Иран. (Примером того, чего могут достичь шиитские повстанцы, стал Йемен, где шииты-зейдиты устроили мощный мятеж и даже перенесли свою вооруженную активность на территорию Саудовского королевства, нанеся серьёзный урон регулярным королевским войскам.)

Суннитские аравийские монархии готовятся к противостоянию с Ираном, возможно, даже вооруженному, и, если его начинать, то разумно было бы это делать в обозримом будущем – пока у Ирана не появилось ядерное оружие. Не спрашивайте меня, появится ли оно, и готовы ли аравийские монархии первыми нанести удар по Ирану. Эти вопросы – к Ирану и государствам Аравии. Но всё происходит так, как если бы аравийские суннитские режимы были уверены, что ядерная бомба у Ирана будет, а у Ирана есть экспансионистские устремления в отношении Аравийского полуострова и всего арабского мира, которые он открыто проявляет.

Гипотетически рассуждая, даже события в Ливии обусловлены подготовкой аравийских монархий к силовому противостоянию с Ираном. Они решили, пока не поздно, разделаться руками американцев и европейцев, со своим минимальным участием, с предсказуемым в своей непредсказуемости полковником Каддафи, который неоднократно проявлял враждебность к аравийским монархиям и мог бы блокироваться с Ираном или какими-то проиранскими силами в арабском мире в вероятном антиаравийском "джихаде" Ирана.

Вспомним, что требование создать бесполётную зону в Ливии, с чего всё в Ливии и началось, исходило от Союза сотрудничества арабских государств Персидского (Арабского) Залива, а будущий король вполне возможного нового государства - Королевства Ливия - сидит в саудовском Эд-Дамаре…

И не забудем о тех ударах, которые наносятся по шиитам в союзном аравийским монархиям суннитском Пакистане, у которого, кстати, есть ядерная бомба и средства её доставки. И будем помнить о внутриполитическом кризисе в Ливане, обусловленном противостоянием суннитских сил в забирающей власть в стране проиранской "Хизбалле". По всему судя, уже вспыхивают периферийные очаги вероятной аравийско-иранской суннитско-шиитской войны… Другой вопрос – насколько велика эта вероятность. Будем внимательно следить за происходящим, чтобы на него ответить в своё время.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования