Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Руководитель фракции КПРФ Калининградской областной Думы ИГОРЬ РЕВИН: "Моя позиция такая: кирху, в которой расположена филармония, надо оставить в качестве музея"


"Портал-Credo.Ru": В Калиниградской области разгорается конфликт вокруг церковных зданий, которые раньше принадлежали лютеранам и католикам. Сейчас на них претендует Русская Православная Церковь Московского патриархата. Как Вы считаете, насколько обоснованны эти претензии?

Игорь Ревин: Необходимо добавить, что после 1945 года этими зданиями владело наше государство и использовало в хозяйственных целях. Например, кирха "Арнау" находилась на территории совхоза, который возглавлял наш коммунист, Юрий Николаевич Семенов, ныне депутат. Он делал все возможное, чтобы эта кирха не рассыпалась, не была растащена на кирпичи. Она была его силами отремонтирована, рядом дорога была насыпана, забор поставлен. Там был очень хороший температурный режим, и он там хранил зерно. Многие его теперь в этом обвиняют, мол, Вы в советское время хранили там зерно. Но, во всяком случае, это здание служило людям.

– А что сейчас в этой кирхе?

– Два года она работала как филиал нашего областного историко-художественного музея. Потом они заключили договор с Православной Церковью и Агентством по управлению имуществом о том, что здание будет использоваться совместно. Сейчас там идут службы, и это уже православный приход. Туда назначен священник, отец Сергий. Поставили иконостас. Из ближайших домов люди приходят на службы. Внутри там еще надо отделывать, конечно. Но потом Агентство по управлению имуществом этот договор расторгло – непонятно, по какой причине, и всех "подвесило" там – и Православную Церковь, и историко-художественный музей. А сейчас, из-за того, что в январе будущего года будет принят федеральный закон о передаче церквям имущества религиозного назначения, Православная Церковь предъявляет свои претензии.

Я встречался с директором музея, чтобы обсудить ситуацию. Он говорит, что у него в моральном плане проблемы в отношениях с немцами. Когда между музеем и немецкой организацией заключили договор о взаимопомощи, те были готовы финансировать ремонтные работы, собрали 450 тысяч евро, выделили их на музей. Это благотворительная организация. Мы пытались уточнить, кто они – лютеране или католики, но они о своей конфессиональной принадлежности не говорили. Для них это было не главное, а главное было – помочь восстановить здание. И деньги собирали простые люди, а не какие-нибудь меценаты. Уже велись работы, приезжали немецкие специалисты. Они и дальше планировали продолжить сбор средств. Поэтому неудобно получается, что мы как бы обрубили все отношения с ними и передаем здание Православной Церкви. С другой стороны, если этот закон будет принят, то как теперь действовать? И договор с Агентством по управлению имуществом расторгнут – я так понял из беседы с ними, что губернатор Боос почему-то вмешался в этот процесс, повел себя как-то не совсем дипломатично.

– Еще неизвестно, будет ли принят закон или нет. Там много подводных камней и недоработок. И к нему очень неоднозначное отношение.

– Согласен. У нас в стране три области – Сахалинская, Карелия и Калининградская, где осталось много исторических памятников от других народов. И когда этот закон в Государственной Думе продвигался, была попытка внести поправку о том, чтобы для этих трех областей сделать исключение, чтобы они на местах регулировали. Но представители "Единой России" заявили о том, что у нас нет права разрывать единое правовое поле. И поэтому приняли для всех.

– В проекте закона ясно говорится о том, что религиозные здания должны передаваться бывшим владельцам.

– Но здесь не все так просто. У нас, например, есть областная филармония. У нас есть кирха, такая классическая, красивая кирха. Эта кирха полностью отремонтирована, там в 1982 году был установлен орган, проходят концерты. Это наше советское культурное учреждение, которое сейчас работает. И его тоже по закону придется передавать, потому что на него претендуют католики. Как в этой ситуации нам быть? Здесь, на месте, православные говорят: мы его в свою собственность забираем, но заключаем договор с областной филармонией, и она сохранит свой статус – все как было, так и останется, как она работала раньше, так будет и дальше работать. И никакой арендной платы они не будут брать.

– Непонятно тогда, зачем передавать, если ничего не меняется?

– Но ведь такой Закон принимается: обязаны будут передать. РПЦ МП тоже говорит: проголосуют или не проголосуют депутаты за федеральный закон, все равно с 1 января они обязаны будут это сделать. Федеральный закон главенствует. А вот на здание областной филармонии, которая расположена в католическом храме, на него, мы точно знаем, есть претензии у католиков.

Вообще, надо бы вывести все эти здания, которые работали, из этого закона, чтобы была какая-то исключительная статья, а ее нет в законопроекте.

– В каком количестве храмов реально нуждается сегодня Калининградская область?

– У нас уже сейчас действуют 110 православных приходов по всей области. Вот еще 20 намечается открыть – список нам уже принесли, будем рассматривать. Моя позиция такая: кирху, в которой расположена филармония, надо оставить в качестве музея. Начали сотрудничать с немцами, наше областное правительство должно помогать восстанавливать, там есть уникальные фрески XIV века. Хотя РПЦ и говорит, что оставит её в статусе музея, и одновременно будут службы идти. Но мне кажется, в этом случае немецкий инвестор отвернется. Если кирха перейдет в собственность Православной Церкви, вряд ли будут уже какие-то немецкие инвестиции.

– Кроме всего прочего, отреставрированные в католическом духе фрески, вероятно, не удовлетворят православных прихожан?

– Наши священники объясняют так: сначала это был католический храм, потом, когда пришли протестанты, они замазали эти фрески, потому что у них запрещены иконы. Потом их восстанавливали. А православные говорят: мы ничего не будем закрывать, все наши иконостасы будут ниже (а эти фрески наверху находятся). И тем более, что они соответствует библейской истории, Ветхому Завету. Хотя сомнения, конечно остаются.

– Каков опыт тех храмов, которые уже переданы православным? Насколько изменился их интерьер?

– Снаружи практически все то же самое, а внутри достаточно сильно изменился.

– А на кирху "Арнау" не претендуют ли местные лютеране?

– Пока не было заявок. Говорят, была заявка от Русско-немецкой автономии в Калининградской области, они прислали какое-то письмо, но власти говорят, что официально они этого письма не видели. Пока никто другой на нее не претендовал.

– Зная состояние дел в области, насколько православным приходам, действительно, не хватает помещений? У них церкви переполнены?

Мы, когда дискутировали, уже говорили, что "вот кирха "Арнау", вы для нескольких домов делаете приход, а у вас в 5-6 километрах уже есть действующая церковь". Есть и в Калининграде – 6 километров ехать – несколько церквей. Если люди такие верующие, то они могли бы и съездить – ничего страшного. А этот объект оставить.

А они говорят, что так удобнее для жителей. Если так рассуждать, то можно на каждом километре ставить церковь. Знаете, как в дореволюционное время — в каждой деревне, на каждом километре. Я не знаю, какие у них здесь аппетиты – чего они хотят.

– Какое количество лютеран проживает на сегодняшний день, по Вашим сведениям, в Калининградской области?

– Абсолютно не знаю.

– Насколько они нуждаются в храмах?

– У лютеран и различных протестантских конфессий есть храмы — я видел пару церквей. У католиков тоже есть, но они построены уже в наше время.

– Я разговаривал с католиками – они сказали, что претендуют на единственный храм — "Святого Семейства", который сейчас занимает филармония.

– Но, с другой стороны, так же тоже нельзя — объект уже давно работает как культурное учреждение, в котором находится уникальный орган, что же теперь, выводить всех?

Католическая Церковь – самая богатая в Европе и в мире – пусть построят себе в Калининграде храм.

– Если будет принят федеральный закон, и католики получат этот храм, есть ли место, куда можно будет переместить филармонию?

– Как Вы себе представляете перемещение органа? И в здании постоянно проходят фестивали, люди уже к привыкли к этому залу, и вообще, калининградцы уже полюбили филармонию. Куда же переселять? Как это, отбирать культурные учреждения? Я категорически против. Конечно, не дело, что орган построили в кафедральном соборе, но это уже другая совсем история.

– А это был протестантский или католический кафедральный собор?

– Там не поймешь, чей. Но его даже на высшем уровне ни Меркель, ни наш президент не касались - он как бы выведен за скобки всех переговоров - на него никто не будет претендовать. Это история и символ Калининграда.

– Насколько я знаю, областная дума проголосовала против передачи кафедрального собора? О каких еще храмах шла речь?

– Речь шла, по-моему, о двух церквях. Дума большинством голосов проголосовала против. В этот раз им не удалось, потому что у них не было нескольких человек, и не хватило кворума. Мы там все голосовали против. Но они этот вопрос рассмотрят 28 октября. И я уверен, что большинством голосов "Единой России" этот вопрос будет принят.

– Он еще будет рассматриваться? Речь идет о кирхе "Арнау"?

– Да, о кирхе "Арнау" и ряде других храмов.

– Значит еще не было окончательного голосования? Насколько я знаю, храм "Арнау" уже освящен Патриархом Кириллом?

– Да, он туда приезжал и назначил священника. Он тоже одобрил эту идею.

– Что Вы собираетесь предпринять, если Дума примет решение отдать эту церковь?

– Я не знаю, что предпринимать. Я хотел поговорить с нашей фракцией – с коммунистами в Госдуме, как они на этот вопрос смотрят. Тут только можно вносить какие-то поправки через федеральный закон. Как еще остановить этот закон? Не на митинг же выводить людей?!

В проекте решения областной думы на 28 октября написано, что передать в собственность с обязательным сохранением использования этой церкви как музея. То есть РПЦ обещает, что музей не будет закрыт, все экскурсии будут приезжать.

- А что там в экспозиции?

– Ничего там нет. Просто само здание, а внутри остатки фресок, которые начали восстанавливать. Мы видели эти фрески на фотографиях немцев, сделанных в 1942 году, и все эти здания. То есть, есть все документы, чтобы найти инвестора и полностью восстановить церковь такой, какой она была в XIV веке.

И само по себе здание уникально – там рядом нет никаких объектов. Поэтому есть иностранцев куда возить – оно представляет туристический интерес. Само здание почти не пострадало во время войны. Крышу за счет немцев и наших средств сделали новую, так что все красиво и разрушаться не будет. Основные работы внутри должны вестись.

– Таким образом, если она перейдет в собственность РПЦ МП, то вряд ли удастся найти деньги на продолжение реставрационных работ по фрескам?

– Да, мне кажется, очень трудно будет найти на это деньги, потому что мы потеряем иностранного соинвестора.

– Как соотносятся вложения немцев и нашего государства?

– Не знаю, никто же не спрашивал, кто сколько потратил, а подробные документы они не показывали. Работы там еще достаточно затратные, чтобы все внутри привести в порядок.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования