Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Глава Православного братства священномучени-ка митрополита Владимира ОЛЕГ ФИЛАТЧЕВ: "Если будет принято решение признать слова "Православие или смерть" экстремистскими, это будет означать начало открытых гонений на истину"


"Портал-Credo.Ru": Сейчас появились футболки с лозунгом "Православие или смерть", которые некая структура сочла экстремистскими. Что для Вас означает этот призыв?

Олег Филатчев:  Как известно, слова "Православие или смерть" появились в связи с противостоянием Афонского монастыря Эсфигмену и мирового православия, с того момента, когда братия этого монастыря отказалась поминать Константинопольского Патриарха.

- В каком году это было?

- Это было в начале 60-х годов XX века. Сама эта фраза несет в себе в краткой форме выраженную концепцию исповедания каждого православного христианина, взгляды которого не омрачены современной толерантной фальшивкой, маскирующейся под православие, но на деле являющейся плодом экуменизма, цель которого - построение единой мировой религии, против которой выступает как наше братство, так и православно-патриотическая общественность в целом.

История XX века в нашем отечестве явила массу примеров, которыми можно объяснить фразу "Православие или смерть". Эти примеры непосредственно заключаются в житиях новомучеников и исповедников российских. Сколько раз им приходилось вставать перед этим выбором: оставаться ли православными или подчиниться безбожным властям. Но они были верны Христу даже до смерти.

По сути, сами слова "Православие или смерть" появились не в XX веке, они существуют от самого начала - когда Спаситель пошел на смерть, искупив наши грехи Своей крестной смертью.

И Церковь, давая нам подвиг мучеников и исповедников, тем самым продолжает свидетельствовать верность истине Христовой, невзирая ни на какие мучения. Это свидетельство очень верно характеризует слова "Православие или смерть", которые противопоставляются той политике лжи и компромиссов, которую мы можем наблюдать со стороны официального мирового православия, в частности, Московской патриархии.

Не так давно, в неделю Торжества православия, предстоятель РПЦ МП Патриарх Кирилл (Гундяев) выступил против этих слов - и тем самым предвосхитил интерес к ним государственных органов. Поэтому мы можем говорить об удивительнейшем симбиозе, так называемой "ложной симфонии" между государственной властью и лже-церковью. То, что патриархия является лже-церковью, для думающего человека секретом быть не может. И как раз эта лже-церковь восстает против лозунга "Православие или смерть". Пусть отдельные ее священники и пытаются что-то высказывать, но они являются лишь пешкой в этой игре.

Я считаю, что если все же решение признать слова "Православие или смерть" экстремистскими будет принято, то это будет означать начало открытых гонений на истину.

- А как понимать это сочетание - "Православие или смерть"? Это угроза кому-то? Или это позиция верующего человека: или он православный, или он готов умереть?

- Для верующего человека физическая смерть — это лишь начало жизни вечной, переход к Владыке-Творцу. Само понятие смерти для человека, который прожил праведную жизнь в Боге, не является чем-то унизительным. Сама крестная смерть Спасителя является величайшим примером для подражания, ориентиром для всех нас. К сожалению, соответствующие силы придают другой смысл многим словам: истина им ненавистна, крест для них — позорное орудие, каковым он был для иудеев, а слово "смерть" для них — открытых атеистов или безбожников — неприятно, потому что они попадут на суд к Творцу. Поэтому это не угроза, это лишь именование той борьбы духовной, которую ведет каждый человек — борьбы с духами злобы поднебесной.

- То есть это не является угрозой неправославным: или ты православный, или тебя убивают?

- Нет, "Бог есть любовь" — Господь создал нас, чтобы мы жили и были верными сынами Божиими. Богу не нужно использовать нас как марионеток, не нужно, чтобы мы были какими-то послушными механическими рабами. Господь ждет от нас свободной любви. И от нас зависит, сохраним ли мы Ему верность или станем рабами греха, а страшнее этого ничего для нас быть не может.

Мы можем проповедовать слово Божие, но насилие для православного человека — это ложный путь.

- Что же Вы будете делать, если лозунг будет официально объявлен экстремистским?

- Мы будем всячески способствовать обжалованию данного решения, безусловно. Эти слова - "Православие или смерть" - регулярно печатаются в нашем "Вестнике". И что бы ни случилось, мы, со своей стороны, готовы нести свое служение и сохранить верность Спасителю до конца. И на этом пути немыслимо идти на компромисс.

- Но можно же сохранить верность Спасителю, не используя этот лозунг. Лозунг — это слова, а важны же не столько слова, сколько действия и образ мыслей.

- Безусловно, это так, но, как мы знаем, церковная политика Московской патриархии, начиная со встречи Сталина с Сергием Страгородским, и до этого в "Декларации", — это как раз политика компромиссов. Я весьма сомневаюсь, что сложившаяся система симбиоза режима и Московской патриархии будет просто на словах выступать против самого лозунга. Это не запрет самого лозунга "Православие или смерть". Это запрет проповеди истинного православия, проповеди истинного христианства. А если будут еще подготовлены какие-то законы, ограничивающие миссионерскую деятельность, к чему все идет — а это звенья одной цепи, — по сути, это будет означать узаконивание новой экуменической веры, которая и приведет к воцарению антихриста.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования