Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Благочинный Суздальского округа РПАЦ, настоятель храма св. Василия Великого в селе Борисовское протоиерей АРКАДИЙ МАКОВЕЦКИЙ: "Образно говоря, последний корабль Суздальского благочиния затопляется"


"Портал-Credo.Ru": Отец Аркадий, на днях Владимирским арбитражным судом было принято решение отобрать у РПАЦ храм, в котором более 15 лет Вы являетесь настоятелем. Как бы Вы могли прокомментировать это решение?

Протоиерей Аркадий Маковецкий: Это все было предсказуемо. Но если бы суд действительно объективно рассматривал те документы, которые мы представили в огромном количестве, решение было бы иным. На протяжении 19 лет ни один шаг по реставрации храма или какие-то другие действия не производились без согласования с теми инстанциями, которые за это отвечают: такими, как Госцентр по охране памятников, исполком Районного совета народных депутатов (ныне – администрация района) и другие. Все это к делу приобщено, но, тем не менее, суд проигнорировал эти документы и счел возможным удовлетворить иск Департамента имущественных и земельных отношений Владимирской области.

Конечно, для верующих это огромное потрясение, огромная потеря. Местные бабушки буквально рыдают и плачут, как и мужчины. Все в недоумении: "Как такое может быть в XXI веке в правовом государстве?" Но, с другой стороны, поговорка "закон что дышло — куда повернул, туда и вышло" в этом случае вполне уместна.

- Каковы Ваши дальнейшие действия?

- Нам закон предоставляет право обращаться в апелляционную инстанцию - слава Богу. Будем обращаться. Посмотрим, что апелляция решит.

- Как показывает практика, апелляционная инстанция по делам РПАЦ всегда подтверждает решение суда первой инстанции.

- Посмотрим. Пока трудно сказать, что они решат.

- Что Вы будете делать, если окончательное решение для Вас будет отрицательным?

- Будем делать то, что делали до этого: молиться, спасаться, духовно окормлять своих верующих. Потеря храма — это не развал прихода, по большому счету. Потеря храма — это большая утрата и большие трудности, чтобы дальше организовать полноценное приходское совершение богослужений. Но все это поправимо, все это можно как-то восполнить.

- Вы предполагаете, что нужно будет это делать дома у кого-то из верующих?

- Тут много разных вариантов, но я бы не хотел об этом говорить, потому что это еще не актуально настолько, что это завтра нужно делать. Когда приставы придут, тогда и будем предпринимать какие-то действия. Но, конечно, мы уже подготовились к "внештатным вариантам". Я думаю, что жизнь прихода на этом не закончится.

- Сколько примерно человек составляет Ваш приход?

- Людей, которые более или менее регулярно посещают храм, 100-120 человек. Это люди разных возрастных категорий, и по месту проживания. Часть проживают в Борисовском, часть – во Владимире. Некоторые приезжают из Москвы довольно часто. Поэтому тут трудно вести какую-либо статистику, и мы никогда такой цели перед собой не ставили.

Но, конечно, все эти люди вчера выражали нам свое сочувствие, соболезнования. Я получил где-то порядка 70 СМС-сообщений и около 30 телефонных звонков сразу по окончании этого суда.

- Если храм у Вас заберут, то его, вероятно, передадут Московской патриархии?

- Вероятно, передадут. Хотя нам говорят, что вопрос будет решаться на конкурсной основе — будут рассматривать и нас, и их в качестве прецедентов, с кем заключить договор безвозмездного пользования. Конечно, этого, скорее всего, не произойдет, но, по крайней мере, нам так говорили.

- Если предположить, что храм передадут Московской патриархии, то какое количество прихожан, из тех, которые проживают в окрестных селах, все равно согласится туда ходить?

- Знаете, что я Вам скажу? Прихожан из местных вообще очень мало. Их в Московской патриархии человек 15 и наших человек 30. Тридцать старушек, которые уже еле живые. А остальные люди очень редко приходят в храм. Они обычно приходят на Пасху, на Крещение — на великие праздники, поэтому какие-то прогнозы здесь строить, мне кажется, просто неразумно. Увидим, какая будет обстановка.
Я думаю, что и представители Московской патриархии хорошо понимают: даже если представить, что все наши прихожане перейдут к ним, то все равно этого недостаточно, чтобы содержать такое огромное здание, площадь которого 360 кв. м, а высота равна высоте 9-этажного дома.

- Насколько я знаю, это самый крупный храм из всех храмов, которые отобрали?

- Да, это самый большой храм Суздальского благочиния РПАЦ на тот момент, когда они все были у нас. А сейчас, образно говоря, последний корабль затопляется. Он еще не утоплен, но уже готов к потоплению.

- А Вы не предполагаете обратиться за помощью, скажем, к епископу Григорию (Лурье)?

- Мы всегда к нему обращаемся за молитвенной помощью. А так, чем он может помочь, если он сам сейчас гонимый? Это просто другой вариант гонений — у нас имущественные, а у них по другим обвинениям.

Я думаю, что нам в этой ситуации никто не сможет помочь, кроме молитвы – в том числе о каком-то вразумлении этих людей, которые все это затеяли.

То, что мы в храме с 1991 г. находимся — одна и та же местная религиозная организация, и все это подтверждено многочисленными документами — никто это во внимание не принимал. Якобы они узнали только три года назад, что мы там находимся.

Получается, что до этого они своим имуществом не интересовались и не знали, кто там находится: склад удобрений или еще что-то. Для них это было безразлично до 2006 г., до указания "из центра".

- Спасибо. Желаем вам сил, чтобы выстоять.

- Спасибо. Прошу у всех читателей Портала молитв. И, конечно, моральная поддержка нам очень важна.

Беседовал Владимир Ойвин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования