Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Представитель РПАЦ в Арбитражном суде Владимирской области СЕРГЕЙ СЫЧЕВ: "Никаких нарушений в использовании РПАЦ сельских храмов Суздальского района суд не выявил. Он поступил по принципу отрицания очевидного и обоснования несуществующего"


"Портал-Credo.Ru": Сергей Алексеевич, как Вы можете прокомментировать решение Владимирского арбитражного суда от 16 февраля об изъятии у РПАЦ трех из шести сельских храмов в Суздальском районе?

Сергей Сычев: Это решение было всеми ожидаемо и сюрпризом для нас не стало, хотя не скрою, несколько удивило расхождение позиций по поводу тех храмов, которые рассматривает судья Бутина, и тех, которые рассматривает судья Долгова. Ведь пока решено изъять три храма, а по другим трем процесс продолжается. Однако все шесть дел абсолютно одинаковы, а решения по ним будут приняты, похоже, не совсем равнозначные. Посмотрим, как дальше будет.

- Ваша аргументация была довольно мощной – в частности, Вам удалось выявить отсутствие документов о том, что "спорные" храмы вообще когда-либо передавались Владимирской области. Как комментировали Вашу позицию суд и сторона истца?

- Суд пока еще никак не комментировал. Мы хотим дождаться решения в полном объеме и посмотрим, что там написано. Что касается истца, то его аргументы достаточно наглядно продемонстрированы в видеозаписи, которую я опубликовал в своем блоге.

В двух словах могу сказать так. Позиция департамента имущественных и земельных отношений администрации Владимирской области основана на двух методах - отрицание очевидного и приведение доказательств несуществующего. Истец игнорирует те нормы права, которые содержатся в законе, или их переиначивает, по-своему толкуя закон. Вообще нужно сказать, что такая позиция, если бы она прозвучала, скажем, на экзаменах в юридическом вузе, привела бы не только к оценке в два балла, но и к изгнанию студента из аудитории. А здесь подобные доводы вполне могут лечь в основу судебных решений.

- Позиция истца понятна - он хочет нам доказать свою правоту. Но как объяснить такую неправовую позицию суда?

- Я думаю, что нам всем понятно, чем это можно объяснить. Я могу сказать, что никакого правосудия в настоящий момент в Российской Федерации не существует. Если сталкиваются интересы государства или, скажем так, отдельных лиц, которые выступают от имени государства, с бизнесом, общественной организацией или, вот, Церковью, как в моем случае, с интересами отдельных граждан, то у последних нет никаких шансов на справедливое рассмотрение дела внутри страны.

В общем-то, это уже давно всем известно, что судебная система как таковая в России ликвидирована. Именно в том смысле, в котором суд должен существовать, как это прописано в Конституции и в нормативных актах. В Российской Федерации судебная система является приложением к исполнительной власти, и ничего удивительного в том, что такие решения принимаются, нет.

Это можно видеть по массе примеров, по тому же Речнику и другим случаям. Ситуация, скажем, в том же Речнике отличается от нашей только тем, что формально там нарушения какие-то были и людей сделали "крайними" просто потому, что к ним избирательно применили правовые нормы. В нашем же случае нарушений вообще никаких нет со стороны Церкви - все оформлено и сделано верно, все правильно. Просто поступают по принципу отрицания очевидного и обоснования несуществующего.

- Решение принято только одной судьей или второй уже тоже?

- Здесь имеет место ситуация абсурда. Решение приняла только одна судья, а ко второй поступило ходатайство Теруправления Росимущества по Владимирской области, которое ставит под сомнение собственность области на храмы и хочет вернуть их в федеральную собственности. При этом статус всех храмов на самом деле абсолютно равнозначный. Понимаете, в чем дело. Они относятся к той или иной собственности – федеральной или областной – в зависимости от своего культурного значения. Если храм является настолько культурно значимым, что относится к культурному наследию народов Российской Федерации, то он числится в федеральной собственности, если нет – то это памятник местного значения. Так вот, все шесть "спорных" сельских храмов являются памятниками местного значения. Теруправление посчитало, что те три объекта, по которым ведет дело судья Долгова, являются федеральной собственностью. Три оставшихся памятника, по которым уже принято решение судьей Бутиной, имеют точно такой же статус. Но по ним Теруправление никаких ходатайств, никаких требований не заявляет, то есть можно считать, что оно их не относит к федеральной собственности.

Против нас подано шесть исков. Первые три поданы одной судье. Вторые три поданы другой судье. По первым трем храмам, которые рассматривает судья Долгова и по которым Теруправление подало свои ходатайства, у моих доверителей оформлены только охранные договоры. Относительно храма Иоанна Предтечи в селе Павловское было уже два судебных решения, вступивших в силу, которые были приняты в 1998 и 2000 гг. Оба раза судебным решением все претензии на эти храмы признаны необоснованными. В первый раз пытался Госцентр отнять храм в селе Павловское, а второй раз это пыталось сделать Министерство культуры, которое в тот момент могло распоряжаться имуществом, опять же, именно как федеральным.

А по остальным трем храмам, которые рассматривала судья Бутина, оформлены, кроме охранных договоров, еще и договоры безвозмездного пользования. Наша позиция состояла в том, что договор безвозмездного пользования действует только вместе с охранным договором, где прописаны определенные условия пользования на возмездной основе (Церковь обязана храм отреставрировать, охранять и содержать).

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования