Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Д-р философии, академик РАЕН, обозреватель журнала "Наука и религия" ВАЛЕНТИН НИКИТИН: "Сенсационный резонанс относительно "Критской Унии" слишком поспешен, а ее критика несостоятельна"


"Портал-Credo.Ru": Валентин Арсентьевич, знаете ли Вы о недавнем богословском соглашении между Римско-Католической Церковью и православными Церквами, которое окрестили "Критской унией"?

Валентин Никитин: "Уния" – слишком громко сказано! Я читал, что Смешанная международная комиссия по богословскому диалогу между РКЦ и православными Церквами приняла в октябре минувшего года интересный документ. Называется он "Роль Римского епископа в церковном общении первого тысячелетия". В работе упомянутой комиссии участвовала делегация РПЦ МП. Насколько мне известно, еще раньше произошла "утечка" информации о проекте этого документа, находившегося в стадии разработки. Он сформулировал взгляд на природу церковной власти, присущий католической Церкви, и был подготовлен в общих чертах в Равенне в октябре 2007 г.; затем был рассмотрен и принят за основу через год, наконец, доработан в октябре 2009 г.

– Что Вы можете сказать по существу об этом документе?

– Сенсационный резонанс так называемой "Критской унии" слишком поспешен и едва ли оправдан. Порожден он невольным стремлением выдать желаемое за действительное в связи с интервью, которое кардинал Вальтер Каспер, председатель Папского Совета по содействию христианскому единству, дал американскому журналу "Our Sunday Visitor" два года назад. Тогда он заявил о "настоящем прорыве в православно-католическом диалоге", который был совершен в Равенне, где члены международной Смешанной комиссии по богословскому диалогу подписали соглашение об "экклесиологических и канонических следствиях Тáинственной природы Церкви". Но этот документ, на мой взгляд, не несет ничего принципиально нового, а лишь напоминает о том, что в первом тысячелетии христианства Римская Церковь считалась повсеместно (как на Западе, так и на Востоке) первой, а "епископ Рима" - "первым среди патриархов".

– И что же, разве это умаляет значение нынешнего документа? Не могли бы Вы пояснить свою позицию?

– До разрыва церковных отношений между Римом и Константинополем в XI в. примат Римского епископа, то есть Папы, его первое место "по чести", никем не оспаривались, а сам Папа изначально подчеркивал вселенский смысл своего служения. В каноническом богословии и в византийском законодательстве императора Юстиниана I была общепринята идея так называемой пентархии (греч. – "пятивластие"), то есть коллегиальной (соборной) власти во Вселенской Церкви пяти епископов (Патриархов) – Римского, Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского; такая пентархия олицетворяла собой всеобщность Церкви. Следует отметить, что в отличие от непререкаемых и неизменных догматов, экклезиологические доктрины и канонико-богословские теории менялись на протяжении веков. IV Вселенский Собор в 451 г. добавил к трем Патриархатам (Римскому, Александрийскому и Антиохийскому), связанным с миссионерской проповедью св. апостола Петра, Иерусалимский патриархат, а также признал равным по чести патриархат Константинопольский. Последний лишь позднее, в связи с его местонахождением в новой императорской столице, получил второе место в православном диптихе.

Рассматриваемый документ, таким образом, лишь фиксирует исторически существовавшую экклесиологическую доктрину о примате епископа Рима в период до разделения Церквей. Должен подчеркнуть, что в то время епископ Вечного Города был православным архиереем.

– Как Вы оцениваете будущее рассматриваемого документа в перспективе православно-католического диалога?

– Пока это лишь рабочий документ богословской комиссии, который должны утвердить более высокие инстанции, а именно - Синоды автокефальных православных Церквей. Дискуссию относительно роли Римского епископа в церковном общении первого тысячелетия хотелось бы считать завершенной. Она может дать хороший импульс для продолжения диалога. Но основные трудности впереди, когда пойдет речь о расколе, его причинах и последствиях, а также об условиях их преодоления и конкретных шагах в этом направлении сегодня. Мне кажется, истинное место в церковном диптихе определяется реальным значением, масштабом и духовным влиянием той или иной Церкви. Спору нет, в наше время Римско-Католическая Церковь, распростершая свои объятья на всех континентах, остается первенствующей. Но как знать, не уступит ли она завтра свое место Русской Православной Церкви Московского патриархата, заметно окрепшей после соединения с Русской Православной Церковью Заграницей и стремительно укрепляющей свои позиции при новом Патриархе?

– Как Вы охарактеризуете взаимоотношения Патриарха Кирилла и папской Курии? Что можете сказать в этой связи о новых инициативах священноначалия РПЦ МП?

– В Ватикане давно и неплохо знают Патриарха Кирилла, к которому там относятся с глубоким и нескрываемым уважением, как к одному из немногих признанных религиозных лидеров мирового масштаба. Еще в сане митрополита высокопреосвященный Кирилл не раз высказывался за улучшение взаимоотношений между РПЦ МП и РКЦ (например, в интервью газете "Русская мысль" от 5-11 мая 2006 г.). За год его патриаршего служения наметились обнадеживающие серьезные сдвиги в курсе РПЦ МП по отношению к РКЦ. Это должно радовать весь христианский мир, ведь от этого зависит его внутреннее единство и стабильность, а значит и "благостояние святых Божиих Церквей" во всем мире. От понимания чего еще так далеки наши горе-"фундаменталисты"!

Выражая недавно сожаление в связи с участившимся закрытием христианских храмов в Западной Европе, митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), "правая рука" Патриарха, озвучил его чрезвычайно дальновидную инициативу. Суть ее состоит в том, что РПЦ МП, имеющая уникальный исторический опыт выживания в условиях гонения со стороны воинствующего госатеизма, готова вступить в борьбу за христианские ценности на Западе вместе с католиками и протестантами.

– Как со всем этим связано повышение уровня взаимоотношений между Кремлем и Ватиканом? Как к этому относится РПЦ МП?

– 9 декабря 2009 г. наконец-то были установлены полнокровные дипломатические отношения между Россией и Ватиканом на уровне апостольской нунциатуры (со стороны Святого Престола) и посольства (со стороны РФ) – как следствие плодотворной встречи Папы Бенедикта XVI и президента Дмитрия Медведева. В преддверии этой исторической встречи в издательстве Московской патриархии вышла книга Бенедикта XVI с предисловием архиепископа (ныне митрополита) Илариона (Алфеева), председателя ОВЦС МП. И это стало поистине знаковым событием. Можно предположить, что Кремль и Чистый переулок обменялись соответствующими сигналами, скоординировав свои действия.

– Станет ли Патриарх Кирилл, укрепив "вертикаль власти", новым Папой?

– Вопрос столь же остроумен, сколь и провокативен. Мне кажется, скорее Папа станет Патриархом! Кстати, по православным канонам, католический архиерей принимается в Православие через покаяние, оставаясь в сущем сане.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования