Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Художественный руководитель Государственного Центра современного искусства Леонид БАЖАНОВ: "Решение суда чисто политическое, а не правовое"


Портал-Credo.Ru: Скажите, как Вы оцениваете решение Замоскворецкого суда г. Москвы по делу о разгроме выставки "Осторожно, религия!"? 

Леонид Бажанов, художественный руководитель Государственного Центра современного искусства:  У нас есть комплекс вины общества перед Церковью, есть заискивание перед верующим населением, то есть я думаю, что это решение суда чисто политическое, а не правовое.

Вандалы есть вандалы и вандалов надо судить. Не обязательно сажать их за решетку, но это должно быть артикулировано, сформулировано как осуждение, на вандала надо указать пальцем. То, что реально вандалы - это исполнители, это другой момент и надо его тоже анализировать. Это, конечно, возбужденные и нанятые, несчастные и непонимающие люди, за которыми стоят определенные силы, с которыми судебная власть из политических соображений сейчас не хочет связываться.

И, может быть, хотят спустить на тормозах эту ситуацию: наверняка и художников простят, на которых тоже подано в суд. Но это политическое решение, если подходить юридически, по-моему, неправомерно. Вандализм есть вандализм, а судить художников надо еще попробовать. Все как бы изначально убеждены, что они виноваты. А они не виноваты: суда еще не было, но я глубоко в этом уверен. Я занимаюсь современным искусством и знаю прецеденты, претензии к современным художникам на Западе, в католическом мире, в мусульманском мире, в Америке, где угодно. Мы пока идем на поводу у ищущих компромисс политиков, а не пытаемся вникнуть в суть проблемы, не пытаемся выявить проблему, не пытаемся определить эту боль в нашем обществе. Это длится и длится: мы не разобралсь с нашим коммунистическим наследием, мы не извинились перед претерпевшими [репрессии], мы не определили, кто виноват. И эту неопределенность признали стратегией, что, на мой взгляд, неверно. Хотелось бы определиться, хотелось бы выяснить, кто есть кто, и
уверен, что при этом выяснении художники не оказались бы виновными.

Мы занимаемся современным искусством, занимаемся этим профессионально, надеюсь, что на высоком уровне. Мы не занимаемся собственно религиозной проблематикой, но так как в стратегию современного искусства входит преодоление границ в разные стороны: языка, лингвистики, психиатрии, политики, теологии, - это стратегический принцип деятельности современного искусства, то мы естественно его принимаем и работаем в тех пространствах, в которые входит, вторгается, или которые щупает, куда проникает современное искусство.

Мы этого не боимся, хотя стараемся делать это достаточно корректно, стараемся приложить профессиональные усилия кураторов, искусствоведов, экскурсоводов, переводчиков для того, чтобы донести это до непрофессиональной публики, которая имеет право потреблять современное искусство, имеет право вторгаться в те же области, в которые современное искусство вторгается. И я уверен, что носители тех или иных этических, гражданских, социальных, политических, конфессиональных убеждений вовсе не предполагают оскорблений со стороны современного искусства. Современное искусство не занимается оскорблениями.

Даже если оно манифестирует эпатаж и эксплуатирует какие-то формы эпатажа - уже на протяжении столетий, это не значит, что оно хочет кого-то обидеть, уничтожить, разрушить, посеять рознь. Вообще в культуре никогда этого не было. Это не задача, не цель искусства.

Что касается некоторых острых аспектов в постановке вопросов, то ничего плохого в этом нет. Это существует и в философии, и в социологии, в политике, в том числе и в
художественной культуре. Мы пытаемся с этим работать. Надеюсь, что получится, у нас очень профессиональные кадры. Суд и адвокаты этих вандалов отвели мою кандидатуру и кандидатуру искусствоведа Дарьи Пыркиной, блестяще закончившей Московский университет, с красным дипломом, сейчас она едет на годовую стажировку в католическую страну, по приглашению государства Испания.

Этот отвод защите не делает чести. Защита ищет простые, легкие компромиссы с массой, с электоратом, а электорат в пространстве законности - плохой советчик. Электорат - это зона выборов, манифестаций, а я на стороне закона. Как было при Советской власти, когда пинали ногами или уговаривали закон нарушать, так и сейчас, в постсоветский период, делают.

Беседовал Валерий Никольский, Портал-Credo.Ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования