Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов ЮРИЙ СИПКО: "Государство в лице Министерства юстиции демонстрирует абсолютное невежество в вопросах веры"


"Портал-Сredo.Ru":  Уже прошло время после Вашего обращения в адрес президента России по поводу подготовленного Минюстом проекта " миссионерских" поправок в Федерального Закона "О свободе совести". Последовала ли какая-либо – прямая или косвенная - реакция на него из президентских структур?

Юрий Сипко: Я не готов сказать что-то о реакции, потому что нет официального ответа, и косвенных свидетельств того, что оно где-то рассматривается, также не имею.

- На днях состоялось совещание руководителей российских протестантских Церквей, рассматривался ли на нём вопрос отношения к законодательным новшествам и, если да, то в какой плоскости?

- Я думаю, что Вы спрашиваете о поправках в Закон о свободе совести?

- Да, разумеется.

- На консультативном совете Глав протестантских церквей в повестке дня стоял вопрос об отношении к законопроекту.

Должен сказать, что все участники совета единодушно выразили обеспокоенность предложенными поправками. Такое беспокойство уже выразили служители конфессий, каждый от себя. Но в данном случае мы согласились от лица всех протестантов, имеющих общение в консультативном совете, сделать обращение в Правительство, Думу и Минюст. Мы решили направить в названные органы власти юридическую экспертизу законопроекта. Кроме того, мы согласились направить в названные органы власти и этическую экспертизу, с тем, чтобы указать на опасную тенденцию, которая нас очень тревожит. Участники совета были единодушны в том, что предложенные поправки к действующему закону "О свободе совести" вторгаются в самую сущность религиозного сообщества, по сути подрывая сам принцип свободы совести.

Государство в лице Минюста демонстрирует абсолютное невежество в вопросах веры. Разработчики проекта веру считают за коммерческий продукт. Они, вопреки конституционным нормам, пытаются свободу веровать и распространять свои убеждения представить как некое вульгарное вовлечение в религиозную организацию. Это унизительное и ложное определение миссионерской деятельности попахивает жаргоном пресловутой "малины", куда криминальный элемент вовлекает новых и новых адептов. Разработчики поправок, не ведая того, унижают всех россиян, отчего-то полагая, что граждане страны великой культуры не в состоянии разобраться в своих пристрастиях. Тем самым людей практически лишают их конституционного права свободы мировоззренческого выбора. Нам нужна гражданская активность, и такая активность не может родиться под прессом запретов и ограничений.

В обществе доминируют отрицательные процессы и настроения: это чувство безнадёжности, ощущение отсутствия перспективы. Не будем повторять цифры, свидетельствующие о господстве смерти над жизнью в нашем обществе. То, что среднего класса нет, - это лишь часть трагедии нашего общества. В сознании людей нет перспективы вырваться из пут бедности, стать личностью, создать обеспеченную семью... наконец стать гражданином. Пораженческие настроения - вот губительная эпидемия, против которой нет вакцины, эта сфера в действительности не подвластна законодательным инициативам Минюста. Мы должны быть честными. Это духовное поражение нации. В народе утрачена сила жизни. И на этом общем сером фоне, может быть, только религиозная активность выглядит позитивно. Здесь мы видим воскресшую личность, способную менять собственную жизнь, семью, позитивно влиять на общество. Поэтому мы воспринимаем этот законопроект как посягательство на ещё едва заметные ростки самосознания общества. На духовные основы личности и общества – свободу совести, свободу мировоззренческого выбора. Тенденции несут, мне кажется, далеко идущие отрицательные последствия. Если убить эти ростки жажды жизни, активной гражданской жизни, активной общественной жизни с государственным мышлением, мы фактически обрекаем себя на стагнацию. С горечью должен признать, что политическая элита мыслит местечковыми категориями. В обществе отсутствует ориентир на основополагающую ценность государства – человека, его права и свободы. Фундамент процветающей России – свободный человек, гражданин своей страны.

- На днях из Нижнего Новгорода пришло любопытное сообщение. Представитель Минюста по Приволжскому федеральному округу заявил, что хотя некоммерческие организации и отчитались о расходовании средств, поступивших от зарубежных жертвователей, в частности, упоминалась община ЕХБ в Татарстане, всё равно эти сведения передаются в спецслужбы. Не могу припомнить, чтобы раньше мне встречались такие заявления... Единичный ли это случай и что вообще это может означать?

- Проблема, как мне видится, вовсе не в заявлении. Проблема в том, что финансовый отчёт стал достоянием общественности. Если бы такую гласность проявила сама церковь – это её право, но когда это делает налоговая инспекция, это вызывает недоумение и возмущение.

Это нонсенс, над которым я лично с большим вопросительным или восклицательным знаком раздумываю: что это, некомпетентность чиновников или целенаправленная акция? Такой подход даёт определённый сигнал обществу: "Посмотрите, у них деньги, а откуда эти деньги"? Ведь для того и существуют налоговые органы, чтобы контролировать правильность их расходования. Неправильные расходы могут стать предметом судебных разбирательств. И мы имеем немало сигналов, когда именно на финансовую сторону обращают внимание так называемые компетентные органы с угрозами церкви немножко придавить, лишить свободы.

- Другая животрепещущая тема – преподавание знаний о религии в общеобразовательной школе. Мне самому приходилось слышать от пасторов баптистов (именно баптистов), что они-де не возражают против введения ОПК. При этом проводится аналогия с началом ХХ века, когда люди узнавали смысл Евангелия, а не только видели и целовали его на службах, - это уже облегчало задачи миссии. Что Вы можете сказать по поводу такой позиции как руководитель общероссийской централизованной религиозной организации?

- История учит нас, тому, что ничему не учит. Воспоминание о делах давно минувших дней очень многозначительно, и вовсе не в пользу преподавания ОПК в школе. Баптисты исповедуют принцип "свобода совести для всех", и потому высказывание в пользу введения в школах ОПК не является предосудительным. Однако в позиции, которую мы, члены Консультативного Совета глав протестантских церквей, высказывали, наше мнение было однозначным. Религиозный предмет в школе – это антиконституционно и вредно для детей. Когда мы говорим о необходимости учить детей, мы отстаиваем точку зрения, которая конституционно закреплена - воспитание лежит на родителях, школа же должна давать образование. Когда мы школе передаём воспитательные функции, мы заведомо перекладываем ответственность. И получаем то, что уже имеем. На выходе будет тот же продукт, с которым мы сейчас не можем справиться. Все силы общества согласны с тем, что аморальность достигла губительных масштабов. Желая предотвратить катастрофу, естественно искать пути спасения. Но правда состоит в том, что в таком пагубном состоянии мы оказались, отвергнув принципы Божьи, изгнав Бога из своей жизни. И теперь мы пытаемся внушить детям вечные истины о Боге. Но, может быть, вначале надо для себя решить. Если мы готовы детям говорить о Боге, т.е. мы признаем Бога, то нам нужно всем миром попросить у Бога прощения. Нам нужно всем миром покаяться пред Богом, пред обществом и перед детьми. Этические ценности неотделимы от практики жизни. Наши уроки духовно-нравственных основ будут предметом насмешек наших же детей, которые видят нашу жизнь не только в кино или телепередачах, но в школах, квартирах. Ведь о пьянстве и коррупции мы узнали вовсе не из откровения президента. Мы ведь живём в этом состоянии и сами являемся авторами этого духовного тупика. Нам нужно не только покаяться, но и извергнуть разврат из нашей жизни. Тогда мы сможем передать нашим детям духовно-нравственные основы жизни.

- Могут ли в качестве ответной реакции протестанты пойти на создание собственных школ, разумеется, там, где есть условия?

- Протестанты пытаются это делать. Интеллектуальных сил на такого рода локальные начинания хватает. Но слишком велико сопротивление, и общества, и в том числе недостаток материальных средств. Протестанты всё-таки слишком малочисленная группа. И всё же, такие примеры есть - христианские школы, основанные общественностью протестантских церквей. Они испытывают чрезвычайное давление, но работают и имеют среди народа очень высокую репутацию. Поскольку им не помогает бюджет, - ни государственный, ни городской, - содержание школы лежит целиком на плечах церкви и родителей. Начинание выходит чрезвычайно дорогостоящим. Но, несмотря на это обстоятельство, такой путь развития, при соблюдении стандартов среднего образования, считаю перспективным.

Кстати, при таком решении вопроса православная Церковь может создавать подобные частные школы с религиозным уклоном.

- И тема армии. Как лучше поступить с организацией капелланской службы?

- Как ни странно, задолго до благословения президента Медведева в армии православные священники уже давно дома. Кстати, предложенные Минюстом поправки в закон "О свободе совести" запрещают миссионерскую деятельность на территории государственных учреждений. Построенные в воинских частях часовни окажутся вне закона и должны быть ликвидированы. Ещё несколько лет назад называлась цифра - две тысячи священников, работающих в армии. И здесь мы видим опять же - попираются закон и Конституция. От лица государства за спиной общественности делаются вещи противозаконные. И будет соответствующий результат: неправда не может создать праведного продукта. Я не возражал бы, если бы состоялось широкое общественное обсуждение темы и в результате её родился бы закон о капелланстве. В армии появились бы капелланы, которые помогали бы молодым пацанам. В 18 лет несформировавшиеся личности, в руках автомат… Такой груз оказывается зачастую непосильным для человека. Конечно, этим людям нужна серьёзная духовная помощь. Отчего же в обществе существует протест против такого развития реформы в армии? Капелланство предполагает духовную помощь военнослужащему. Но наша русская особенность в том, что капелланы православные считают своим долгом помогать людям с православным мировоззрением и всякую другую религиозную практику почитать как еретическую, вредную и опасную. Вот почему, вследствие такой практики капелланства солдаты, исповедующие другую религию, оказываются лишены духовного попечения. Офицеры неправославного исповедания лишаются возможности служебного роста.

Такое противостояние не только недопустимо в капелланском служении, но оно чрезвычайно опасно. Может быть, поэтому сегодня патриотически настроенные матери, те самые матери, которые в войну отдавали своих сыновей на защиту отчего дома, сегодня всякими правдами и неправдами прячут своих детей от армии.

Беседовал Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования