Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Епископ Новгородский и Тверской РИПЦ ДИОНИСИЙ (Алфёров): "Мы не бегаем от суда, но мы не хотим аналога советских "троек" ГПУ, где в одном лице и прокурор, и защитник, и судья, и палач. Мы не хотим устраивать шоу"


"Портал-Credo.Ru": Вы располагаете какой-нибудь информацией о том, что происходило на заседании церковного суда 25 июня в Воронеже, на которое Вам и епископу Иринею Синодом Русской Истинно-Православной Церкви (РИПЦ) было предписано прибыть?

Епископ Дионисий (Алфёров):  Никакой информацией я не располагаю. Гробовое молчание.

– Вы даже не знаете, состоялось ли заседание суда или нет? Очевидно, Синод хочет соблюсти каноны и трижды официально пригласить Вас на Суд?

– Я не знаю. Нам ведь ничего не сообщают. Добавить к тому, что я уже сказал в ответах на вопросы Портала, пока нечего. Надо просто подождать и посмотреть.

Надо иметь ввиду, что это аналог семейной сцены: большая часть того, что касается отношений между епископами, принципиально не должна выноситься на публику. Почему мы и говорим, что все обвинения, которые мы действительно готовы представить, всем трём, - это не для публики. Это вопрос серьёзный, но именно перед третейским беспристрастным судом мы готовы предстать. Мы не бегаем от суда. Но мы не хотим аналога советских "троек" ГПУ, где в одном лице и прокурор, и защитник, и судья, и палач. Мы не хотим из суда устраивать шоу. Мы понимаем, что за последние 8-9 лет это превратилось в позорище, когда публика, не причастная ни к Церкви, ни к религии, наблюдает эти внутрицерковные скандалы. Мы всегда предпочитали вести какую-то полемику по идейным вопросам. А тут всё происходит в духе фарса.

– Вы не возражаете против публикации того, что Вы сейчас сказали?

– Конечно, можно это публиковать. Мы уже всё это говорили не раз, мы этого не скрываем. Мы не имеем права разглашать лишь конфиденциальную информацию.

– Вы не располагаете какой-нибудь новой информацией по поводу позиции епископа Стефана (Сабельника), который отказался участвовать в суде над Вами?

– Епископ Стефан - пожилой, достаточно больной и немощный человек. Это используется в качестве рычага давления на него. Ему, конечно, это неприятно, но он вынужден с этим считаться. Там, в Зарубежье, - ситуация, когда люди, с которыми он 30 или 40 лет прослужил в одной Восточно-Американской епархии, сейчас оказались у Агафангела, у Лавра. У них свои совершенно особые, почти семейные отношения со старым духовенством РПЦЗ. Все они 50 лет назад учились в Джорданвиле, однокашники. Сейчас они разорваны на несколькочастей. Эта ситуация очень деликатная, неформально каноническая. Конечно, здесь надо было предоставить полную свободу самоопределения. Тихон вместо этого закрыл епархии, филиалы катакомбной церкви в Америке, усугубил ситуацию, которая там была. Я за то, чтобы они эти вопросы решали тайно, без внешнего вмешательства. А они пытаются давить на владыку Стефана. У них свои, очень непростые отношения между собой.

К сожалению, ситуация такова, что идейные вопрсы откладываются, а вперед выставляются какие-то надуманные, в общем-то, обвинения. Мы категорически отвергаем обвинения в борьбе за власть. Подтверждением этому является то, что я ни на какую часть наследства владыки Лазаря не претендовал – это все знают. Я предлагал Тихона, и это все тоже знают. Я отстранился от всех дел в Синоде – они всю внешнюю и внутреннюю политику решали сами. При полном нашем молчании, без всякого противодействия. У них нет никаких оснований для обвинений, что мы пытались с ними бороться теми же методами, какими боролись они с нами.

Что касается обвинений в том, что мы зондируем почву для ухода в патриархию. В патриархию, вы сами понимаете, все кто хотел - уже ушли, и ушли давно, и пребывают там совершенно спокойно. Агитировать некого. Электорат остался совершенно другой – наоборот, если хочешь быть популярным, надо из себя изображать самых правых. Эту роль мы не пытаемся играть, говорим только в соответствии с нашим убеждениями.

При этом мы не пытаемся догматизировать свои взгляды. Мы представляем их как свою частную точку зрения, причем в условиях, когда налицо реальный развал и надо пытаться найти какой-то выход. Повторять, как попугаи, старые лозунги - уже бесполезно. Их уже 9 лет, как сказали. Вот и все . Но если мы не имеем права даже на частное мнение, то это уже пример деспотии. Уже не просто административной, а идеологической деспотии. К сожалению, бывшим советским людям такие методы очень знакомы.

В плане свободы совести. Мы все-таки с владыкой Иринеем пришли в Церковь в начале 80-х годов, еще в советское время. Мы определенные неприятности претерпели от советского режима. В отличие от Тихона с Гермогеном, которые пришли гораздо позже, в постсоветское время. Поэтому, что такое свобода совести, мы очень хорошо понимаем, мы научились ценить это благо еще тогда. И уж если тогда мы это не отдали несмотря на все удары, то сейчас - по произволу людей - тем более не отдадим. Свободу убеждений в рамках, конечно, православной веры.

Беседовал Владимир Ойвин,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования