Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Физик-теоретик, публицист, церковный историк ЛЕВ РЕГЕЛЬСОН: "Суть "сергианства" – церковное насилие, в том числе и попытка насилия над самой благодатью"


"Портал-Credo.Ru": Лев Львович, Вы в своей книге "Трагедия Русской Церкви" подробно разбираете феномен "сергианства", а в "Обращении к Собору 1971" года подвергли детальной критике богословие митрополита Никодима (Ротова). Не могли бы Вы прокомментировать утверждение о. Михаила Ардова, о том, что сейчас в РПЦ МП "никодимовцы вытесняют сергиан"?

Лев Регельсон: В сергианстве нужно различать три аспекта: 1) слияние церковной власти с государственной; 2) консерватизм по отношению к церковным реформам; 3) "ересь бюрократизма", т.е. замена соборного единства Церкви – "единством" формально-административным.

Из трёх базовых начал "сергианства" "никодимовщина" сохраняет только первый и третий аспекты, допуская значительно больше "вольностей" во втором. Так что в этом ограниченном смысле можно согласиться с утверждением о. Михаила.

Но существуют и другие "изводы" сергианства. Так, Русская Православная Церковь заграницей (РПЦЗ), частично отвергшая первый принцип, в полной мере сохранила второй и третий.

– Почему Вы говорите "частично"? Разве РПЦЗ не полностью отвергла сращивание Церкви с государством?

РПЦЗ отвергла подчинение церковного управления коммунистическому, "красному" государству, но она ничего не имела против сращивания с политическим руководством, принимающим Церковь в качестве одной из своих идеологических основ. Когда путинская власть в России объединила красных и белых в едином имперском проекте, РПЦЗ тут же согласилась на слияние с РПЦ МП.

– А что, возможны ещё какие-то варианты "сергианства"?

Например, историческое "обновленчество": оно пыталось осуществить необходимые реформы, при этом ещё более усилив порабощенность Церкви государству и полностью сохранив принцип административной "вертикали власти" внутри самой Церкви.

– Но ведь обновленцы провели несколько Поместных Соборов, и у них даже была какая-то выборность.

Всё это было чистым спектаклем. Соборность – это сущностный принцип, а не только формальный. О какой "соборности" можно говорить, если ЧК завербовало половину обновленческого духовенства, а другую половину держала под абсолютным контролем!? Кроме того, суть "бюрократической ереси" состоит не только в отрицании реальной соборности, но в том, что какая-то группа объявляет себя единственной властью в Церкви. Тех, кто отказывает этой группе в административном подчинении, она подвергает церковным прещениям. И тут обновленцы в полной мере были последователями, точнее сказать, предшественниками "сергианства".

– Почему Вы употребляете термин "ересь"? Ведь здесь речь идёт не о вероучении, а просто о формах организации и управления Церковью. Разве церковный бюрократизм был осужден вселенскими Соборами?

К сожалению, не был. Это – богословская проблема уже нашего времени, и её решение – вопрос жизни и смерти для Церкви, каким в свое время был тринитарный Догмат, отвергнутый арианами. И Великий Собор 1917-18 гг. – это "Никейский собор" нашего времени, решения которого отвергнуты "сергианством". Здесь затрагивается самая суть понимания Церковью самой себя, т.е. встаёт задача раскрытия Догмата о Церкви. Присвоение права на церковные "прещения" есть не более и не менее, как претензия бюрократического органа на право распоряжения Божественной благодатью. Когда митрополит Сергий запрещал в служении всех с ним не согласных, он ведь объявлял их "безблагодатными", а их таинства – недействительными. То же самое делают и все его духовные наследники.

– Но это был просто духовный террор – попытка запугать церковный народ, который не очень разбирался в канонических тонкостях.

– Конечно, это было и остается именно духовным террором. Сами "запретители" вряд ли верят в мистическую действенность своих указов. Яркий пример – РПЦЗ в течение 80 лет находилась под разными "каноническими" прещениями, т.е., согласно сергианской логике, была "безблагодатной". Но вот, по инициативе президента Путина, произошло "каноническое" объединение с Московской патриархией – и все зарубежники стали опять благодатными!? Даже не озаботились тем, чтобы формально снять все эти злосчастные прещения – о них просто забыли, потому что никто никогда их всерьёз и не воспринимал.

Так и сейчас – кто может поверить, что синодальные анафемы в адрес митрополита Филарета (Денисенко) или отца Глеба Якунина отменяют подлинность их священнодействий?

В свое время священномученик митрополит Петроградский Иосиф (Петровых) в послании к митрополиту Сергию выразил самую суть церковного самосознания: "Пусть приемлет Ваши канцелярские указы всетерпящая бумага да всевмещающий воздух, но не живые души чад Христовых".

– Но в "альтернативном" православии дело обстоит не лучше: тоже все друг друга запрещают и отлучают.

– К несчастью, именно так. Почему я и говорю о ереси, т.е. о глубинном искажении церковного сознания, о ложном понимании самой природы Церкви. Поэтому Синод РПЦЗ, подвергшийся прещениям со стороны сергианского Синода, в свою очередь, накладывал такие же прещения на Парижскую архиепископию митрополита Евлогия.

Поэтому сейчас епископ Диомид, которого Синод запретил в служении, в ответ "лишил благодати" самого Патриарха Кирилла и других "экуменистов".

А разве не то же самое делали ныне преследуемые "суздальцы", которые себя объявили единственной канонической властью в Российской Церкви? А теперь они взывают о помощи к своим "безблагодатным" братьям!

– Так что же, Вы предлагаете православным встать на путь автономии церковных общин, как это принято у протестантов?

– Это не я предлагаю, это предлагает избранное Собором 1917-18 гг. Высшее Церковное управление во главе с Патриархом Тихоном (Белавиным). Знаменитый Указ 1920 года о самоуправлении епархий – это не была какая-то новая норма церковного права. Это было вынужденное обстоятельствами возвращение к основам церковной жизни, которые были заложены еще в доимперскую эпоху. Единство в церковном управлении – полезная вещь, но только при условии полной добровольности этого единства. В организации Церкви, в отличие от государства, не может быть ничего принудительного. "Благодать не насилует" – в этом суть церковности. Суть же "сергианства" – церковное насилие, в том числе и попытка насилия над самой благодатью.

– Где в Интернете можно ознакомиться с Вашими исследованиями?

– Проще всего – на моем сайте "ИСТОРИЯ, ЦЕРКОВЬ, БИБЛИЯ" www.regels.org – там много материала как о "сергианстве", так и о "никодимовщине".

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования