Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Настоятель храма св. царя-мученика Николая (РПАЦ) в Москве протоиерей МИХАИЛ АРДОВ: "Показанный на телеканале "Культура" фильм об Ахматовой должен называться не "Луна в зените", а "Из зенитки по Луне"


"Портал-Credo.Ru": Отец Михаил, 23 июня исполнилось 120 лет со дня рождения Анны Андреевны Ахматовой, Вы её хорошо знали – она подолгу жила в доме Ваших родителей на Большой Ордынке. Что Вы можете рассказать об этих временах такого, что ещё мало известно?

Протоиерей Михаил Ардов:  Действительно, это знаменательная дата. Сегодня можно было бы поразмышлять о том, как сложилась посмертная судьба Ахматовой. До 1989 года, когда ей исполнилось бы 100 лет, всё, если сказать по-ахматовски, в общем-то, замалчивалось. А затем в 1989 году состоялась первая представительная конференция в Институте мировой литературы, были серьёзные доклады. Можно было праздновать некоторые достижения в том, что называется "ахматоведением".

Но я сейчас отвлекусь от этой темы. Для меня дружба с Ахматовой, а у меня хранится её книжка с надписью "Другу Мише", имела решающее значение. Несмотря на некоторую условность этой характеристики, она была первым сознательно православным интеллигентным и умным человеком, которого я встретил в своей жизни. Дружба с ней, сначала моих родителей, а потом и моя, безусловно, предопределили моё мировоззрение и то, что я, в конце концов, стал православным священником.

Хотя церковным человеком в классическом смысле Анна Андреевна, конечно, не была. Тут есть очень важная причина, о которой мало кто упоминает. Она "на дух" не принимала "обновленцев", но и с огромной осторожностью относилась к Московской патриархии, к попам, которые были в те времена. Пока ей позволяли силы, она ходила в храм "Всех скорбящих Радость" на Большой Ордынке, неподалёку от нашего дома, но не исповедовалась и не причащалась. И даже когда она была, кажется, в 1965 году, в Лондоне и такой знаменитый и либеральный деятель, как митрополит Антоний (Блум) захотел с ней встретиться, она от этой встречи отказалась. Сведения у меня не прямые, скорее косвенные, от её подруги, что попов она не воспринимала, и если к этой теме обращаться, то надо помнить строчку из её стихотворения, написанного в 1917 году "И дух высокий византийства от русской Церкви отлетал".

В остальном же сейчас время подводить кое-какие итоги. А итоги невесёлые. Потому что в наше время вседозволенности и несвободы Ахматова превратилась как бы в некий "бренд", и люди недобросовестные и корыстные часто хотят на ней зарабатывать деньги. Появилась, я бы сказал, "геростратовское" ахматоведение. Начал ему положил довольно приличный и солидный учёный – американский профессор Александр Константинович Жолковский, который в журнале "Знамя" опубликовал статью о том, что она была такая страшная – чуть ли не страшней советской власти, поэтому она и устояла. А сейчас вышла уж совсем чудовищная и мерзкая книга некоей дамы по фамилии Катаева, которая называется "Антиахматова". В ней приводятся оговорки Ахматовой из её мемуаров и т.д. Всё трактуется против неё, и вырисовывается довольно смрадная фигура. Только тогда непонятно откуда у неё в таком количестве такие хорошие стихи взялись, если она была такой низменной, корыстной, развратной и т.д. личностью?

А сейчас, в эти юбилейные дни, произошло в некотором роде ещё более печальное событие. На телеканале "Культура" показали пространный многосерийный художественный фильм под названием "Луна в зените", который бы я переименовал "Из зенитки по Луне", где режиссёр, он же сценарист, я бы сказал, небездарный, но тенденциозный и пошловатый Дмитрий Томашпольский создал такое зрелище, где Ахматова средних лет лежит в госпитале в Ташкенте, потом в пожилых годах (никакого внешнего сходства нет) в 60-х годах она лежит в какой-то другой больнице. Играет её хорошая актриса, но абсолютно не подходящая к этой роли – Светлана Крючкова. Кто играет Ахматову средних лет, я так и не понял, но не в этом дело. Всё это сделано вроде как бы и добротно. Но там натаскано из мемуаров, из дневников Лидии Чуковской, всё перемешано и переврано. Там фраза из письма сына Ахматовой Льва Николаевича Гумилёва, адресованного Эмме Григорьевне Герштейн, вложена почему-то в уста Анны Андреевны. Там масса таких натяжек. Мне всё это было очень горько смотреть. Получился ложный образ.

Слава Богу, когда умер Пушкин, не было телевидения и художественного кино. А то бы можно было бы сделать о нем такой же фильм, в котором письмо Вяземского цитировалось бы как прямая речь Пушкина и т.д. Кстати, в этом фильме ужасная хула на друга Ахматовой Лидию Корнеевну Чуковскую, которая превращена в этакую жену-мироносицу. И никаких других друзей у Ахматовой, якобы, нет. Она такая одинокая. Всё это абсолютная ложь, потому что в шестидесятые годы у Ахматовой было много друзей, масса посетителей.

Мой любимый современный поэт Тимур Кибиров однажды очень хорошо сказал, что было бы очень просто, если бы всё пошлое было бы плохо, а непошлое – хорошо. Но это не так. Вот стихи Игоря Северянина неплохие, но он – пошлый поэт. Так же этот фильм – он, казалось бы, неплохой, но пошлый и абсолютно искажает образ Ахматовой.

Тем не менее, я настроен оптимистически. Эти странные времена, даст Бог, пройдут. Ведь Ахматова – это золотой фонд русской поэзии, и вся грязь и пошлость, которая сейчас процветает в такой мере и липнет к бренду "Ахматова", отвалится - и её личность, и стихи её останутся в памяти поколений чистыми и яркими.

– Есть ли у Анны Андреевны стихи, непосредственно свидетельствующие о её вере?

– Очень мало. Её вера и религия были весьма интимной и очень закрытой сферой. У неё таких стихов, как "Молитва" 1914 года, стихи из "Реквиема", непосредственно религиозных, можно пересчитать по пальцам. В этом отношении она была человеком очень целомудренным.

– В Ваших личных беседах с Ахматовой эта тема как-то затрагивалась?

– Очень мало. Она при расставании крестила меня и моего младшего брата, говорила "Господь с тобою". Кое-что у неё есть в "Записных книжках", но это было очень и очень закрыто. Это было для Ахматовой очень интимным переживанием, что тоже говорит в её пользу.

– Естественно, она не могла предположить, что Вы станете священником.

– Разумеется. Но я хорошо помню, как я, когда крестился в 1964 году, ведя её по тёмному двору под руку при возвращении в нашу квартиру поздно вечером, сказал ей об этом. Она немного помолчала и ответила: "Как хорошо, что ты мне об этом сказал". И всё!

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования