Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Клирик Свято-Покровского кафедрального собора города Джанкоя УПЦ МП игумен ФЕОГНОСТ (ПУШКОВ): "Нет никаких канонических оснований для каких бы то ни было прещений в отношении меня"


"Портал–Credo.Ru": Мы хотели бы расспросить Вас в с связи с последним решением Епархиального совета Джанкойской епархии УПЦ МП о запрещении Вас в служении. Что произошло, какова причина такого серьезного наказания?

Иеромонах Феогност (Пушков): Я считаю, что это была запланированная подстава.

– Чем она была вызвана?

– Она была вызвана наличием моих недоброжелателей в среде клира, и не только в епархии, но и за её пределами. На меня было оказано давление.

– В чем же конкретно они Вас обвиняют? Формулировки, которые приведены в пресс–релизе, очень расплывчатые и труднообъяснимые.

– Вы не получите никаких "объяснимых" формулировок, потому что никаких канонических оснований для этого действия нет. Я не совершал никаких канонических нарушений, которые бы подводили бы меня под это решение. Более того, так называемый Епархиальный совет, который вдруг перерос в суд (они сами себя объявили судом), принял решение без официального уведомления, без предъявления канонических оснований. Я не знаю, что произошло.

– Вы на этом заседании Епархиального совета присутствовали?

– Да, меня пригласили на Епархиальный совет, сказали, что будет заседание, просили представить отчет о проделанной миссионерской работе. Я привез отчет в распечатанном бумажном виде, – и вдруг на меня начинают кидаться некоторые люди. Руководитель пресс-службы диакон Виктор Гапотченко начинает стучать по столу, орать, побагровел, потерял человеческий вид. Начал кричать, что у него духовник отчитывал бесноватых. "Ты, – говорит, – не видел бесноватых, а я их видел: ты на них похож". Я ему ответил: "Может быть, ты в зеркало посмотришь и что–то похожее на себя увидишь".

Люди вели себя неадекватно, диакон Виктор Гапотченко дважды обматерил меня. Потом пришел человек, который заявил, что я якобы гонялся за кем-то с ножом! То есть, всё время звучала клевета. Я удивился. Мне ответили, что это было во время диспута с иеговистами. Я пригласил человека, который всегда присутствовал на моих диспутах с иеговистами, и тех людей, с которыми я вел диспут. Один из них сказал владыке: "Владыко, кто сказал такое про отца Феогноста, пусть он придет сюда, я ему лично вырву кадык за такие слова". Свидетели Иеговы, наоборот, сказали, что они в первый раз в жизни встречают священника, который может конструктивно и грамотно вести с ними диалог, а не просто плюётся и орёт, как это делают другие священники. Они были благодарны за то, что я с ними спорю, за то, что я грамотно указываю на их недоразумения и заблуждения. И через три месяца после начала этого диалога мне говорят, что три месяца назад я бегал за кем-то с ножом! То есть, это явная подтасовка лжесвидетелей, которые хотят, чтобы у меня были проблемы. Нет никаких канонических оснований для каких бы то ни было прещений в отношении меня. Но идёт вражда, идет ненависть. Я думаю, что владыка Нектарий не принадлежит сам себе. По крайней мере, я не могу сказать, почему так резко изменилось его отношение ко мне.

– Скажите, пожалуйста, Вы после этого запрещения в служении встречались с епископом Джанкойским и Раздольненским Нектарием (Фроловым), управляющим вашей епархией?

– Встречался сегодня, он сначала сказал, что это было недоразумение и что снимет запрет. Я приехал сегодня, но владыка сказал, что нет. "Вот видите, в интернете про вас пишут очень много всякой гадости" – и прочие расплывчатые формулировки. После этого я отказался продолжать диалог, потому что такое ощущение, что просто не слушают, о чём я говорю.

– А когда владыка обещал вам снять прещение?

– Сегодня. Я позвонил ему, он сказал: "Приходите утром, я прочту над вами молитву о том, что вы разрешены от запрещения". Но он не сдержал своего слова.

– Вы довольно широко представлены на нашем Портале, я насчитал не меньше 10 Ваших публикаций. В то же время, я нашел в Интернете достаточно много публикаций с негативными отзывами о Вас. Пишут, что вы использовали в своих статьях и постингах в интернете (и в тех, которые вы подписывали, и в тех, которые вы не подписывали), мягко говоря, не совсем цензурные выражения.

– Я использовал иногда гневные слова, – но только в ответ на то, что меня обматерили, на то, что мне угрожали расправой, оскорбляли, но нецензурных выражений у меня не было. То, что было когда-то сказано – ещё до 2005 года, до того момента, как владыка Амвросий благословил меня не выходить в Интернет какое-то время, – мне уже было за это наказание, а дважды за одно и то же не наказывают. Сейчас мне "пришивают к делу" пункты, за которые я когда-то уже понёс наказание. Я не знаю, как это расценить. Это прямое нарушение канонов. Все сказанные мною фразы, на которых основывается обвинение, я мог сказать в ответ на оскорбления. Я мог сказать: "Вы выродки, вы нелюди, вы разговариваете со священником и перестаете быть людьми". Но, во-первых, это всё фразы, которые нельзя трактовать вне контекста диалога, а во-вторых, они все вписываются в литературную лексику.

– Что вы собираетесь делать дальше в сложившейся ситуации?

– Я надеюсь прийти к взаимопониманию с владыкой Нектарием. Мне кажется, что его очень сильно вводят в заблуждение касательно моей персоны. Надеюсь на понимание. Но, конечно, после этого инцидента я уйду из Джанкойской епархии. Я не собираюсь здесь оставаться после того, как меня так унизили, оскорбили и оплевали.

– У Вас есть епархия, в которую Вы собираетесь уйти?

– Это уже моя личная жизнь.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования