Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Директор Института религии и права РОМАН ЛУНКИН: «Ситуация, которая сложилась в Суздале вокруг храмов РПАЦ, говорит о том, что государство основывает свою политику на поддержке лишь одной православной юрисдикции – Московской патриархии»


"Портал–Credo.Ru": Как Вы можете прокомментировать решения апелляционной инстанции Арбитражного суда во Владимире, утвердившего решения Арбитражного суда Владимирской области об изъятии нескольких храмов у Российской Православной автономной Церкви (РПАЦ). В том, что аналогичные решения будут приняты и по остальным храмам сомнений нет.

Роман Лункин: Я полагаю, что ситуация, которая сложилась в Суздале вокруг храмов РПАЦ, говорит о том, что государство основывает свою политику на поддержке лишь одной юрисдикции православной Церкви – Московской патриархии. Естественно, что все действия, которые изначально развивались в Суздале по изъятию храмов, происходят в рамках той религиозной политики, которая проводится властью. Независимо от того, что написано в Конституции РФ, в законе "О свободе совести и о религиозных объединениях" о том, что все верующие равны перед законом, на практике в данном конкретном случае государство так не считает. Получается, что любая другая Православная Церковь, кроме Московской патриархии, находится под большим подозрением. И естественно, это подозрение воплощается в судебные дела и попытки отобрать храмы у верующих.

С одной стороны этот судебный процесс имеет под собой некоторые основания. Я общался с чиновниками в администрации Владимирской области и представители власти, в общем, уверены в том, что именно РПАЦ неправильно оформляла документы и иногда не перерегистрировала храмы, когда менялось название Церкви. Сначала это была Зарубежная, потом Свободная и потом Автономная Церковь. Не всегда есть порядок в документах. Однако эту ситуацию путаницы в документах или в том, что РПАЦ недостаточно хорошо содержала какие-то храмы, нельзя относить ко всем эпизодам этого дела. Очевидно, что у Церкви нельзя отбирать все храмы под одним предлогом – неразберихи. Значит, неразбериха есть в самом Госимуществе, которое хочет отобрать все храмы. С другой стороны это дело политическое и имеет идеологическую окраску, а не только судебно-хозяйственную подоплёку. Именно поэтому суды принимают такие решения. Естественно, если бы это были храмы Московской патриархии, то никто бы не ставил бы вопроса об изъятии храмов у верующих. Государство пошло бы на какой-либо компромисс и попыталось бы договориться с той или иной епархией МП или с центральным руководством патриархии. В данном случае таких попыток поиска компромиссов, как-то договориться, прийти к консенсусу и внести мир в эту ситуацию нет.

– Насколько мне известно, претензий по поводу ненадлежащего содержания храмов в исках Госимущества нет.

– Это вопрос довольно сложный. Формально претензии по содержанию храмов предъявлялись, и нестыковки в документах чиновники Госимущества находили. Другое дело, что я не могу оценивать – правда это или неправда. Более того, этот вопрос сам по себе отпадает, потому что и чиновники, и сами суды действуют не основываясь на каких-то определенных фактах, а явно целенаправленно хотят эти храмы у РПАЦ просто отобрать. И никакие другие аргументы уже не действуют. И их даже бессмысленно обсуждать. Я сам был в Суздале и видел, что храмы находятся в хорошем состоянии и такие претензии в целом несостоятельны. Тем более, что многие храмы Московской патриархии находятся далеко не в лучшем состоянии, а иногда просто полуразрушены, а настоятели этих храмов ждут, пока придет какой-нибудь богатый спонсор и даст средства на реставрацию. Но в этом случае Госимущество или Госцентр по охране памятников не предъявляют РПЦ МП никаких исков и ничего не требуют. Нет смысла даже обсуждать содержание претензий к РПАЦ именно потому, что суд даже не обсуждает всерьез аргументацию сторон, а просто принимает заранее подготовленные решения.

– Как Вы расцениваете ввод в Суздаль 29 апреля большого числа ОМОНовцев под видом проведения там учений? Они ведь запланированы на 18 мая, а войска водятся за три недели до того. Не связано ли это с ожиданием беспорядков в связи с отбиранием храмов у верующих?

– Я не знаю, зачем вводили эти войска в Суздаль, но в том случае, если на основании судебных решении у верующих РПАЦ будут отбираться храмы в Суздале и в окрестностях, они не будут добровольно отдавать ключи от этих храмов и попытаются защитить свои святыни. Для того, чтобы преодолеть сопротивление верующих, естественно потребуется какая-то сила правоохранительных органов, которую власти, как показывает практика, с подачи РПЦ МП способны применить.

– Таким образом, Вы не исключаете силового конфликта между верующими и правоохранительными органами?

– Всё будет зависеть от того, насколько сильным будет сопротивление верующих попыткам изъятия храмов. Вполне возможно, что милиция или ОМОН попытаются занять эти храмы в ночное время, для того чтобы отсечь сильное сопротивление верующих, чтобы было поменьше самих сопротивляющихся. То, что будет применена сила – вполне возможно.

Но у меня остается надежда на обжалование этих решений в вышестоящий судебный орган – окружной суд. Есть возможность подать в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Там конечно очень долго рассматривают все жалобы, но, тем не менее, это сделать нужно. Еще не всё потеряно. Кроме того, если суды и власти оставят РПАЦ хотя бы несколько храмов и суд всё же не будет дальше принимать решения "скопом" на основании каких-то идеологических соображений, а станет подходить дифференцированно, то может быть силового конфликта можно будет и избежать. Если так не будет сделано, то это яркий показатель того, что всё было решено уже до суда.

– Но по 11 храмам, колокольне и ограде со Святыми вратами эти решения в первой инстанции уже приняты.

– Может быть, апелляционная инстанция примет в отношении некоторых храмов иные решения. И есть возможность обжаловать и эти решения в вышестоящий суд.

– После постановления второй инстанции решения вступают законную силу и в дело вступают уже судебные исполнители, которые на формально законном основании могут попытаться эти храмы изъять. Когда будут приняты решения более высоких инстанций – неизвестно, а изымать уже можно будет через несколько дней. Несколько дней уйдет на пересылку решения из суда в Службу судебных исполнителей, потом дается пять дней на добровольное выполнение решения суда – в данном случае освобождение храмов – и вперёд, с дубинками, со слезоточивым газом и с Калашниковым наперевес. Ведь за это время никаких решений вышестоящих судебных инстанций не появится.

– Но я всё же, думаю, что верующие ещё могут побороться и обжаловать эти решения и посмотрим, что из этого выйдет. Многое будет зависеть от того, насколько сильное сопротивление власти встретят при осуществлении этих решений судов со стороны верующих РПАЦ в Суздале и окрестностях.

– То, что руководство РПАЦ обжалует эти решения апелляционной инстанции сомнения не вызывает. Об этом уже заявила представитель РПАЦ в этих судебных процессах Марина Молодинская. Вопрос в том, как Вы оцениваете реальность отмены этих решений высшими арбитражными инстанциями?

– Шансы конечно малы – даже и говорить здесь нечего, особенно учитывая давление, которое испытывают в данной ситуации суды, учитывая ту политику давления на власть со стороны нового Патриарха Кирилла и политику, которую он проводит. Я думаю, что даже суд самой высшей инстанции не найдет в себе силы для принятия беспристрастного решения.

– А каковы перспективы у верующих РПАЦ в случае обращения в Страсбург?

– Думаю, что в данном случае жалоба может быть оценена как приемлемая для рассмотрения в ЕСПЧ. Всё будет зависеть от того, насколько грамотно будет составлена жалоба туда. Мне кажется, что обстоятельства этого дела вполне подходят для обращения в Страсбург, потому что в данной ситуации власти принимают решения, не соразмерные с теми мелкими проступками, которые вменяются священноначалию РПАЦ в отношении оформления владения храмами. Даже если какой-то храм плохо содержался или были неправильно оформлены документы, то в демократическом государстве невозможно, чтобы из-за этого храм был у верующих отобран.

– Ни в одном из исков нет даже упоминания претензии на ненадлежащее содержание храмов. Единственная претензия – это та, что Госцентр по охране и использованию памятников истории и культуры Владимирской области не имел полномочий заключать договоры на передачу в безвозмездное и бессрочное пользование храмов. Но в этом случае надо выдвигать претензии не арендаторам, а к Госцентру.

– Все эти претензии к РПАЦ по поводу плохого содержания или неправильного оформления документов – самое слабое место судебных решений по изъятию храмов. Дико изымать у верующих святыни, потому что они не совсем правильно документально оформлены. Государство должно дать возможность исправить такие формальные ошибки, даже если они в действительности были допущены. А в данном случае не было даже установлено, были ли они допущены РПАЦ или Госцентром, а при этом храмы уже изымаются. Это ситуация вопиющая, и с точки зрения свободы совести это такой прецедент, согласно которому власти и в дальнейшем могут придираться к оформлению таких объектов культуры и отбирать их у верующих.

– Но ведь точно на таких же основаниях заключены договоры о пользовании храмами и с РПЦ МП. Почему же в данном случае Госимущество и судебные власти действуют так избирательно?

– Если применить эту ситуацию к Московской патриархии, то когда будут приняты поправки в закон об охране памятников культуры по особенностям содержания этих памятников религиозными организациями, то получается, что если, например, православная община не сможет содержать какой-либо древний храм, то юристы, если они захотят, смогут сослаться на решения по Суздалю и отобрать этот храм у прихода РПЦ МП. Так что это ситуация обоюдоострая.

– Но ведь у нас не прецедентное право, как в Британии, а так называемое континентальное. У нас решение по одному делу не может служить достаточным основанием, чтобы так же решить аналогичное дело.

– Формально прецедентного права у нас действительно нет, но всё равно суды это учитывают, и судебная практика ложится в основу будущих судебных решений. И суздальские решения могут стать одним из причин решений по другим памятникам культуры, которые находятся в пользовании Церквей.

– Кроме официального пути последовательной подачи жалоб в вышестоящие судебные инстанции, что еще могут предпринять верующие РПАЦ? Есть ли у них реальные возможности приостановить изъятие у них храмов?

– Каких-то правовых возможностей для этого я не вижу. Верующие должны привлечь к этой ситуации максимальное внимание СМИ и общества, выступать с заявлениями, обращениями по поводу того, что происходит в Суздале с храмами и каким способом они отнимаются у приходов. Надо заявлять о себе как об активных гражданах, права которых нарушаются.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"

Фото с сайта: archipelag.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования