Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Ректор Свято-Филаретовского института, священник ГЕОРГИЙ КОЧЕТКОВ: "Говорить о Восьмом Вселенском соборе как о какой-то опасности, исходящей от числа, - это своеобразное язычество"


"Портал-Credo.Ru": О. Георгий, что Вы можете сказать по поводу предполагаемого Всеправославного Собора, инициатором которого выступил Патриарх Варфоломей и который поддержал Патриарх Кирилл?

О. Георгий Кочетков:  Соборность – это свойство Церкви. И если планируемое будет действительно реальным явлением соборности, его можно только приветствовать. Конечно же, есть очень много трудностей на этом пути. Как мы уже хорошо знаем, есть довольно длительная история этого вопроса в 20 веке. И можно только надеяться, что решение тех вопросов, которые сейчас выбраны (10 направлений), принесет пользу Церкви.

- Тем не менее, какие из этих десяти вопросов, направлений, которые предполагается рассмотреть на Соборе, Вы считаете более актуальными для Церкви сегодня?

- Я думаю, что от любого можно начинать и выйти на какие-то важные живые проблемы внутрицерковной жизни. Везде есть проблемы. Мне они довольно хорошо известны, все эти 10 проблем, и могу сказать, что это горячие проблемы. Церковный народ нуждается в их решении, даже если это вопрос календаря, или то, что, может быть, нас не так сильно касается: процедура дарования автокефалии, автономии. Но я знаю многих людей, которые очень страдают от того, что эти вопросы не решены. Или решены иногда странным образом. Конечно, во многих случаях это очень горячие вопросы, особенно там, где на одной территории существует много юрисдикций, где есть проблемы с каноничностью,

Что страшно в Церкви? Когда Церковь изнутри терпит распри и раздоры, которые говорят о том что в Церкви так много не духовных, а душевных людей, если обратиться к известному сравнению апостола Павла. Надо как-то эти вопросы решать. Но, повторяю, их можно по-разному решать. Так же, как один и тот же канон можно толковать по-разному. Профессор Василий Васильевич Болотов, например, говорил, что для Церкви канонично все, что для нее полезно. А другие считают, что нужно очень буквально исполнять каждую букву канона. Одни говорят, что каноны должны двигаться, они имеют свою историю. Другие говорят: нет, мы должны сохранять веками все так, как это всегда было в Церкви, не двигаться. Позиции очень разные. И это людей, к сожалению, разделяет.

Главное, что в Церкви не должно быть поводов для подрыва доверия друг к другу. В Церкви должно быть многообразие, чтобы Дух мог дышать, где он хочет и как он хочет. И чтобы люди этому не мешали. Ни простые люди, ни священники, ни монахи, ни иерархи – никто не должен мешать Богу действовать в живых сердцах.

- Вы сказали, что существуют разные точки зрения по поводу канонов. В этой связи существует мнение – и оно довольно распространено: все, что нужно, уже было решено на Семи Вселенских соборах. В частности, о. Михаил Ардов сказал, что все возможные ереси и прочие распри были предусмотрены отцами Семи Вселенских Соборов и ничего нового уже нет и быть не может. Последний собор состоялся в 8 веке. Неужели за 12 веков не возникли какие-то проблемы, которые требуют своего разрешения сегодня?

- Очевидно, что возникли, и их значительно больше, чем десять. Их можно назвать и сто, и тысячу. Но начинают с простых. Начинают с того, что бьет в глаза. А есть куда более тонкие, куда более сложные – и в области вероучения, и в области молитвы, и в области аскетической жизни или какой-то другой жизни – приходской, епархиальной, автокефальной и т.д. и т.п. Огромное количество проблем в Церкви. Просто об этом почему-то не принято свободно и открыто говорить. Как будто этим подрывается действие Божие. Наоборот! Когда мы говорим, что все решено и ничего пусть не движется, то мы как бы говорим, что Церковь есть не живое Тело Христово, а восковая фигура, которая не может двигаться и не должна.

- Существует и такое расхожее мнение, что грядущий Собор будет началом последних времен. Насколько оправдано такое суждение?

- Тут приходится оглядываться, к сожалению, на народные представления. Во-первых, на наивную веру нашего народа, что все должно решаться на Соборах. Так никогда не было в церковной реальности, и никогда так не будет. Потому что Дух Божий действует через сердце каждого человека и через церковные общины, через церковные служения. Традиции проявляют себя многообразнейшим образом, на самых разных уровнях. Это первое. Второе. Приходится оглядываться на народные представления эсхатологического свойства. Если достигнута эсхатологическая полнота, если есть число "семь", то нечто восьмое – это уже что-то антихристово. Конечно, этот миф никоим образом не входит в церковное предание всерьез. Конечно, это исторические народные представления, иногда несколько ангажированно, иногда искренне высказывавшиеся. Но все-таки Церковь не должна слишком оборачиваться, на мой взгляд, на эти суждения. Конечно, всегда будут люди, которые будут пугаться всего, что им "слишком ново". Они будут пугаться обновленчества. Люди ведь часто не понимают, что такое обновленчество. Обновленчество – это не выработка новых форм жизни, адекватно отвечающих на вопросы современной жизни церковного народа. Церковь всегда будет в новых условиях отвечать на эти вопросы по-новому. Потому что Дух дышит, где хочет, и люди имеют свободу. И Господь дал нам историческое время, а история имеет смысл, в частности в том, что она куда-то устремлена, устремлена, как мы верим, к Царству Небесному для того, чтоб исполниться в этом Царстве. Для того, чтобы завершить самое себя, исчерпать самое себя ради этого Царства. Поэтому все разговоры о Восьмом Вселенском Соборе как о какой-то опасности, исходящей от числа, - это, вообще говоря, такая магия, своеобразное язычество.

- О. Георгий, один из вопросов, которые предполагается рассмотреть на Соборе, – это вопрос о календаре. Как Вы относитесь к переходу на григорианский календарь?  

- Я думаю, что удобнее было бы, чтобы астрономия, наши астрономические знания, воззрения соответствовали нашим богослужебным церковным календарям, чтобы не было раздвоенности: ведь у нас есть светская жизнь и жизнь церковная. Но человек не живет в двух жизнях. Он живет в одной жизни. Он не должен раздваиваться, по моему глубокому убеждению. Если уж мы признаем светский календарь (или его надо полностью отвергнуть, но тогда вопрос другой), мы должны стремиться к преодолению раздвоенности. Это очень хорошо чувствовал св. Патриарх Тихон, который после революции ввел новый стиль, но в силу известных обстоятельств должен был от этого отказаться, потому что все изменения в церковной жизни люди стали воспринимать как следствие правления светской власти, мирской и антихристианской. Если бы это произошло до революции, то ничего бы не было, все бы прошло спокойно, как прошло спокойно во всех остальных православных Церквах, за редчайшим исключением. Поэтому я не вижу в этом ничего страшного. Я не считаю, что этот вопрос нужно педалировать. Но если завтра бы сказали, что есть возможность, скажем, по решению прихода или епархии, решить его свободно, я считал бы, что полезнее преодолевать всякий внутренний раскол, всякую раздвоенность в жизни верующего человека. Поэтому выбрал бы, конечно, новый стиль, исправленный юлианский календарь, как это сделали греки и многие другие Церкви, большинство. Исправленный юлианский календарь, мне кажется, вполне разрешал бы эту проблему.

Другой вопрос, что я бы ни в коем случае не стал никого заставлять переходить на новый стиль. Если кто-то хочет остаться в старом стиле, считает, что это для него  важно, нельзя проводить реформу, навязывать ее сверху - по жесткому послушанию, по какому-то закону. Иначе, боюсь, мы придем к тому, что было в 17 веке при Патриархе Никоне. Вот этого не должно быть. Это касается также вопроса богослужебного языка и много другого. Надо дать больше свободы самим верующим определять такие вопросы – на уровне епархии, а иногда даже на уровне прихода – не надо и этого бояться: как же, в одном приходе будет так, а в другом - так. Да если в этом приходе живая община, никого это не смутит, даже если кому-то по каким-то причинам дважды в год придется отпраздновать Рождество. Я знаю такие случаи в Западной Европе. Скажем, муж празднует так, а жена - так, поэтому в семье празднуется и так, и так. Это переходный период, он неизбежен в таких случаях. Но никогда это не вызывает у людей - действительно верующих - серьезных проблем.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования