Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Настоятель Воскресенской церкви в селе Карабаново Костромской епархии РПЦ МП, член Московской Хельсинкской группы отец ГЕОРГИЙ ЭДЕЛЬШТЕЙН: "Говоря о степенях по теологии, давайте решим: а судьи кто? Кто будет присуждать степени по теологии?


"Портал–Credo.Ru": При открытии последних Международных Рождественских образовательных чтений министр образовании и науки РФ Андрей Фурсенко и патриарх Кирилл заявили о том, что они достигли какой-то договоренности о введении Основ православной культуры (ОПК) в образовательный стандарт. Как Вы прокомментируете это заявление?

Отец Георгий Эдельштейн: Конечно, это замечательная идея! Я ее целиком поддерживаю. Но, самое главное, кто будет этот предмет преподавать? Я – священник Костромской епархии, я знаю практически всех священнослужителей нашей епархии и крайне сомневаюсь, что в ней найдется 10 священников, которые способны преподавать ОПК. В большинстве своем сегодняшние священнослужители Русской Православной Церкви Московского патриархата – люди невежественные, в лучшем  случае это бурсаки Помяловского. Вот представьте себе, что выпускники бурсы 150 лет назад пошли бы преподавать ОПК просто потому, что у них есть диплом о ее окончании. Сегодня большинство наших священнослужителей – люди такого уровня. Нельзя же вводить предмет, когда нет преподавателей.

– А Вы считаете, что ОПК могут преподавать только священнослужители?

– Простите, а кто еще? В нашем областном пединституте была кафедра научного атеизма. Началась перестройка, и "научный атеизм" как предмет в пединститутах и университетах ликвидировали. Куда деваться бедным преподавателям и доцентам кафедр научного атеизма? Они ничего, кроме этого делать не умеют. И вот сегодня эти люди пойдут в преподаватели религиоведения. Так, в нашей Костромской гимназии некий г-н Юрасов, преподаватель кафедры научного атеизма, стал преподавателем религиоведения. Он "великий специалист", а я в той же гимназии преподавал латынь. Я предложил директору этой гимназии, пусть одну неделю я преподаю религиоведение, а другую – латынь, а Юрасов – другую неделю наоборот. "Что Вы, отец Георгий, – воскликнул директор, – как же он может преподавать латынь – ведь он ее же не знает!" В свою очередь я спросил: "Простите, а религиоведение он знает? Его же всю жизнь учили быть сапером, взрывать - он знает только, куда подложить динамит и как бабахнуть, чтобы взорвать. А сегодня ему нужно строить, создавать. Но он же не архитектор, он же – сапер. Или давайте мы вместе преподаем и латынь, и религиоведение. Почему вы не доверили преподавать религиоведение мне?" Мне ответили, что во всем городе не могли найти преподавателя латыни.

Вернемся к нашему вопросу. Кто сегодня будет преподавать ОПК? Посмотрите и послушайте наше телевидение. Ни в одной программе, ни на одном канале никогда грамотно о религии никто говорить не может. То ударения невежественные, то какие-то байки рассказываются о христианстве. Кто сегодня может грамотно рассказать о РПЦ МП и так называемых "сектантах"? Например, о баптистах. Это будет либо площадная ругань в их адрес, либо какая-то абракадабра. Я же не смогу, например, грамотно рассказать о новых религиозных движениях в России. Повторю: Основы православной культуры – замечательный предмет, который сегодня в России некому преподавать. Сначала надо создать кадры, а потом решать этот вопрос. Что там говорить об ОПК. У нас не знают и не могут преподавать историю России. У нас 80 лет была не история России, а мифология.

– Теперь поговорим о теологии. А вообще, в России, теология как таковая, в западном понимании этого слова, даже до революции существовала?

– Давайте вернемся туда же, откуда начали. У нас есть сегодня православные духовные семинарии и академии. Академии есть, а грамотных преподавателей там нет. В нашей костромской семинарии таких есть, наверное, два или три. Остальные не имеют права преподавать даже в ПТУ. Те, кто сегодня преподает, в лучшем случае, занимается практикой и никогда - теорией.

Давайте вспомним первоиерархов РПЦ МП. Первый – Сергий (Страгородский), о котором Антон Карташев, академик, серьезный ученый, мог сказать: "Да, он подлинный, глубокий богослов и подлинный аскет". Попробуйте сказать, что следующий патриарх Алексий (Симанский) богослов? Любой специалист в области теологии над вами посмеется. Его сменил Пимен (Извеков). О нем никогда и никому в голову не придет сказать, что он просто богослов, не то что серьезный. Алексий II – если кто-либо хотел сказать о нем что-то приятное, мог сказать, что он очень любил собирать грибы и что у него есть замечательный рецепт засолки рыжиков. Назовите хотя бы одну богословскую проблему, разработанную тремя последними возглавителями Московской патриархии? О какой теологии мы сегодня можем говорить?

– Так всё-таки до революции была в России теология как таковая?

– Я не берусь ответить на этот вопрос. Когда я учился в Московской духовной семинарии, у нас этот вопрос совершенно не затрагивался. У нас не было ни истории Православной Российской Церкви ХХ века, ни богословия XIX или ХХ веков. Нам говорили, что митрополит Филарет (Дроздов) некоторые вопросы глубоко изучал. Но систематического курса православного российского богословия у нас не было. Я не дерзну давать оценку всему российскому богословию. Были интереснее богословы, но это не одно и то же. Мне всегда интересно читать о. Сергия Булгакова, о. Павла Флоренского, хотя я его не люблю, основателя школы ХХ века Владимира Соловьева. Но систематического курса богословия я не знаю. Вот вопрос философии имени Божия, имяславие – многим был интересен. О нем писали и Булгаков, и Флоренский, и Бердяев, и Эрн. До сегодняшнего дня эта проблема так и остается нерешенной. Было решение Синода, был двухтомник епископа Венского Илариона (Алфеева) – он тоже этим занимался.

– Насколько то, что пишет епископ Иларион, самостоятельно и грамотно?

– Это несамостоятельно, но грамотно. Но даже он боится поставить проблему во всей ее серьезности. Была книга о философии имени Троицкого, который уехал и жил, кажется, в Белграде или в Софии. Но курса систематического богословия в наших семинариях и академиях нет.

Так что, говоря о степенях по теологии, давайте решим: а судьи кто? Кто в ВАКе будет присуждать степени по теологии? И какой теологии? Дунькиного согласия? Я сегодня не вижу в ВАКе тех, кто мог бы эти степени присуждать.

Я думаю, что очень важно, что вы ставите эти вопросы. Это более важно, чем найти на них ответы. Я не сомневаюсь, что богословие – это наука. Так же, как история Церкви. Если история государства, дипломатии или техники – наука, то, наверное, и история церкви – наука.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования