Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Архиепископ Харьковско-Полтавский УАПЦ ИГОРЬ (Исиченко): "Мировой экономический кризис окажется для Церкви вызовом, который поможет освободиться от преследующих клир искушений вхождения во власть, смыкания с олигархическими кланами"


"Портал–Credo.Ru":, Какие события в прошедшем году в сфере религиозной жизни в Украине и в мире Вы считаете наиболее яркими и значимыми?

Архиепископ Игораь (Исиченко): Безусловно, наиболее значимым для Украины был первый официальный визит в нашу страну предстоятеля Константинопольской Церкви-Матери. Вопреки провокационным слухам, сопровождавшим визит, Его Всесвятейшество Патриарх Варфоломей очень корректно избежал участия в межъюрисдикционных состязаниях.

Никаких конкретных шагов по выводу Украинской Православной Церкви из нестроений сделано не было. Не давалось пустых обещаний. Но Патриарх очень четко продемонстрировал готовность взять на себя инициативу в решении проблем православной общины Украины и напомнил о традиционной канонической связи этой общины с Константинопольским престолом.

Для восточных украинцев, среди которых каждый потерял родственников в период большевицкого геноцида 1932-33 гг., эмоционально очень важным было последовавшее за визитом послание Патриарха Варфоломея со словами сочувствия жертвам Голодомора. Как православный, я не понимаю, почему политические предрассудки помешали братской Русской Церкви обратиться к украинскому народу с аналогичным посланием.

Какие тенденции в этой сфере Вы считаете наиболее важными и продуктивными? Насколько они изменились за прошедший год?

– Перспектива включения православных общин Украины в процесс, начатый в 1990-1995 годах нашими епархиями за рубежом (вхождение под юрисдикцию Константинополя), стала более реальной. Идея интеграции разделенных юрисдикционными барьерами церковных общин под омофором Вселенского Патриарха привлекает все больше сторонников. Альтернативные проекты исчерпывают себя. Оптимистическим признаком этого стал отход Украинской Православной Церкви Киевского патриархата от концепции своей самодостаточности. Есть основания предполагать, что понимание неизбежности возвращения под юрисдикцию Церкви-Матери как этапа к получению канонической автокефалии все более распространяется и в приходах Московского патриархата в Украине. О нашей Церкви и говорить нечего: она однозначно поддержала этот путь становления единой Поместной Церкви еще 4 октября 1999 года.

Напряженная сосредоточенность на канонических аспектах и сведение всех проблем церковной жизни к выбору устройства Поместной Церкви в наших условиях может, однако, стать патологией, скрытой формой бегства от реальности. Это особенно опасно в период, когда после роста религиозности, вызванного падением коммунизма, начинается время новой секуляризации. Возможно, кризис политических элит в Украине и мировой экономический кризис все же окажутся для Церкви своевременным вызовом, который поможет освободиться от преследующих клир искушений вхождения во власть, смыкания с олигархическими кланами.

– Как изменения в управлении РПЦ МП смогут сказаться на религиозной ситуации в Украине. Как избрание московским Патриархом той или иной кандидатуры может сказаться на этой ситуации?

– Каждый газовый кризис, каждая агрессия против соседей, каждый вызов мировому общественному мнению или презрительный жест по отношению к Украине ментально отдаляют украинских прихожан Московского патриархата от центра их юрисдикции. Кажется, в России и не представляют, насколько мы уже дистанцировались друг от друга. Со смертью Патриарха Алексия ІІ порвалась еще одна нить, связывавшая ностальгирующую часть прихожан и клириков с советским прошлым. И кто бы ни стал новым Патриархом, он вынужден будет считаться с новым видением мира гражданами Украины – все равно, на каком языке они говорят и молятся Богу. Отказ от этого чреват болезненным разрывом. Уважение нового предстоятеля к идентичности украинской православной традиции может несколько продлить существование такого искусственного образования, как УПЦ МП, но ненадолго. В нынешней российской действительности личность Патриарха вряд ли сможет стать решающим фактором в изменении религиозной политики Московской патриархии, – как кажется нам в Украине, - формируемой вне Церкви. Следовательно, и влияние личности предстоятеля на отношения с украинскими епархиями будет не таким уж значимым.

– Насколько влиятельной может оказаться позиция делегатов Поместного Собора от УПЦ МП, составляющих практически треть его участников, при выборах нового Патриарха?

– Не думаю, что делегатов от УПЦ МП можно рассматривать как единый организм. У нас уже, к счастью, не авторитарная страна, когда епископы из страха перед властями защищали бы выгодную властям позицию. Очевидно, что в ряде вопросов украинская делегация будет солидарна, но вряд ли она будет солидарна в голосовании. Идея об избрании митрополита Владимира вряд ли окажется чем-то большим, чем средством продемонстрировать заложенную в устав РПЦ МП дискриминацию по отношению к иностранным ее архиереям.

– Насколько вероятно при новом Патриархе предоставление автокефалии УПЦ МП? В случае же предоставления автокефалии УПЦ МП, насколько вероятно создание в Украине объединенной Поместной Украинской Православной Церкви, которую признает "мировое православие"?

– Даже не знаю, было бы предоставление Москвой автокефалии УПЦ МП (впрочем, весьма маловероятное в обозримом будущем) благом для Украинской Поместной Церкви, или же препятствием для преодоления раскола. Действительно, еще президент Кучма планировал, выведя УПЦ МП из состава Русской Православной Церкви, присоединить к ней другие Православные Церкви в Украине и создать мощную, а главное, поддерживающую его администрацию Поместную Церковь. Но ведь каноническая концепция украинских Церквей и в Украине, и за рубежом не признает законности юрисдикции Москвы над православными Украины, поскольку отрицает каноничность перехода Киевской митрополии в 1686 году под омофор Московского Патриарха. Об этом же не раз в ХХ в. и уже в начале ХХІ в. заявляла Вселенская патриархия. С гипотетическим провозглашением автокефалии УПЦ МП может произойти то же, что и с автокефалией ОСА (Православной Церкви в Америке), не признанной до сих пор "мировым православием".

Давайте не забывать: "Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии" (Пс. 126: 1). Церковное строительство – под заказ то ли Кремля, то ли нашего президента, то ли Белого Дома – обречено на катастрофу. И нечего себя тешить тем, что, мол, "на наш век хватит". В условиях светского государства, а тем более в контексте либеральной цивилизации, Церковь может адекватно реагировать на вызовы времени, лишь когда будет верна своей идентичности, предусматривающей и поместную обрядовую традицию, и собственную социальную доктрину, и специфическое каноническое право, а также когда будет иметь духовный и моральный авторитет, принимаемый обществом. Сейчас, хочется верить, Церковь в Восточной Европе начинает это усваивать. И я бы рассматривал юрисдикционные проблемы именно в перспективе осуществления Церковью Христовой ее спасительной миссии, а не наоборот.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования