Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Президент Фонда независимой экспертизы (Абхазия) ЛЕОН АДЖИНДЖАЛИ: "Войдя под омофор Московского патриархата, мы хотим раз и навсегда урегулировать статус, чтобы наша церковная община имела каноническое общение с Вселенским православием"


"Портал–Credo.Ru": Как последние события с признанием Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии скажутся на ситуации в Вашей Церкви?

Леон Аджинджали: Позиция нашей общины всем давно известна. Проблема существует в интерпретации, которая ей давалась в Москве. Я надеюсь, что совершенно очевидные и понятные вещи, которые все это время закрывались, будут, наконец, учитываться. На самом деле никаких канонических оснований для включения Абхазской епархии в состав Грузинской Церкви не было. Я надеюсь, что теперь это будет учтено. У нас своя апостольская традиция, у нас с VIII века  на основе двух епархий Константинопольского патриархата - Лазской (Западная Грузия) и Абазгийской - формируется Абхазский католикосат, который не был признан Константинополем. Но там в это время было иконоборчество, а у нас, на территории Абхазского католикосата, иконоборчества никогда не было. До XIX века, когда здесь появилась русская администрация, оставались местоблюстители. Церковь - понятие не этническое, а географическое. И здесь действовали структуры Западно-Грузинского Абхазского Пицундского католикосата. До 1918 года ни одной секунды Абхазский католикосат не имел отношения к Мцхетскому католикосату.

Если бы мы ставили вопрос об автокефалии или автономии, то можно было бы говорить, что мы слишком много требуем. Речь идет об урегулировании канонического статуса.

– Какой статус вашей епархии Вы видите?

– Чтобы епископ Абхазский был в юрисдикции Русской Православной Церкви Московского патриархата. Эта территория имела такие канонические связи. В первом тысячелетии – Константинопольский патриархат, с VIII века – автокефалия от Антиохийского патриархата, с начала XIX века здесь появляется Московский патриархат.

– Значит, Вы хотите вернуться в состояние XIX века?

– Нет, не дай Бог в XIX век. Войдя под омофор Московского патриархата, мы хотим раз и навсегда урегулировать статус, чтобы наша церковная община имела каноническое общение с Вселенским православием. Учитывая нынешнюю политическую ситуацию, мы надеемся, что в Москве нас услышат и возьмут под свой омофор. Единственное, чего мы хотели бы, чтобы каким-то образом подчеркивалась преемственность нашей общины от тех структур, которые существовали здесь в I и II тысячелетии.

– Каковы, по вашему мнению, реальные сроки принятия вашей епархии под омофор РПЦ МП? Ведь долгие годы, и даже в сегодняшней напряженной обстановке, РПЦ МП сохраняла дружеские отношения с Грузинским патриархатом и не принимала под свой омофор ни Абхазскую, ни Юго-Осетинскую Церкви, считая, что это каноническая территория Грузинского патриархата. Захочет ли Московский патриархат достаточно демонстративно действовать и портить эти многолетние связи?

– Под это не приводились никакие канонические аргументы. Ситуация такая – и всё! Эта ситуация возникла в результате сталинского правления в ХХ веке. Но сейчас мы уже наблюдаем изменения. Например, меняется отношение к Юго-Осетинской общине. Мы же не навязываем какую-то особую методологию. Речь идет о том, чтобы было учтено здесь обычное каноническое право Православной Церкви. Никаких канонических прав Мцхетского католикосата на нашу территорию нет. Еще в 1918 году, когда Грузинская Церковь отделялась, Патриарх Тихон поставил вопрос об Абхазии и Южной Осетии. В 1943 году, когда советская власть восстанавливала свои отношения с РПЦ, эти Церкви отдали Грузинскому патриархату – ситуация была такая. Сегодня ситуация иная.

– Вы предполагаете, что здесь будет одна епархия или две?

– По традиции здесь было несколько епархий, но давайте смотреть реально – какое количество у нас сегодня верующих и общин? У нас примерно пять общин и около сотни активных прихожан. Раз в пять больше тех, кто номинально относит себя к православным. Сегодня нам хватит и одного епископа. Если мы осуществим евангелизацию, если переведем службу и богословские тексты на абхазский язык, если будет возрождена духовная и литургическая жизнь, если богослужения будут не только в городах, но и в селах – тогда посмотрим.

Есть еще проблема с приезжими. Пока политическая ситуация была не урегулирована, сюда во множестве приехали те, кто ожидал конца света, борцы с ИНН, последователи Рафаила (Берестова) – их здесь очень много – нарыли землянок в горах. Они во многом сформировали здесь имидж православия, который никакого отношения к догматическому учению Церкви не имеет. Это очень серьезная проблема.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования