Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Публицист и церковный историк ЛЕВ РЕГЕЛЬСОН: «Смерть Солженицына – это психологическое завершение советчины – ушел из жизни самый яркий ее противник»


"Портал–Credo.Ru": О чем Вы подумали в первый момент, когда узнали о смерти Александра Исаевича Солженицына?

Лев Регельсон: Я подумал, что кончилась эпоха. Но какая именно? Может быть, смерть Солженицына – это психологическое завершение советчины – ушел из жизни самый яркий ее противник.

– Какое влияние Александр Исаевич оказал на состояние религиозной мысли и жизни в России?

– Солженицын усилил в русском обществе народнические тенденции, тяготение к почве и традициям – не случайно он так любил старообрядцев. Но тем самым он нанес тяжелые удары по имперским настроениям в обществе и в Церкви, ибо ничто не противостоит имперству глубже, чем почвенный национализм. Наверное, именно поэтому доминирующее церковное сознание всегда воспринимало его как чужака или даже врага. Имперство – духовный стержень исторического православия, в отличие от папской иерократии или протестантского республиканства. Во всяком случае, это верно для современной, по существу, государственной Русской Церкви.

– Насколько сильно было его влияние на формирование понимания ситуации в России Западом?

– Он усилил на Западе любовь к русской культуре и одновременно – ненависть к российской "державной" государственности. С одной стороны, страна пророков и гениев, с другой – "империя зла". Рейган смог создать этот апокалиптический образ России, опираясь на впечатление, произведенное солженицынским "Архипелагом". Благодаря Солженицыну, Россия в еще большей степени, чем прежде, стала для Запада как источником духовной надежды, так и угрозой тоталитарного порабощения.

– Чем можно объяснить то, что с вынужденным переездом на Запад Александр Исаевич стал больше критиковать его, нежели Советский Союз?

– Наверное, это свойственное русской интеллигенции романтическое рыцарство: воевать надо против тех, под чьей властью ты в данный момент оказался. Но в то же время, обличая западное общество в либеральной расслабленности, он фактически настраивал его на мужественное противостояние советскому лагерю. Как иначе могло быть воспринято его утверждение о том, что "третью мировую войну Запад уже проиграл, как бы не проиграл четвертую!"? Он оказал огромное влияние на победу антисоветских тенденций на Западе: Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, Кароль Войтыла – Папа-поляк - пришли к власти именно на волне солженицынской проповеди.

– Чем Вы можете объяснить, что Солженицын в такое сложное время как начало 90-х годов, когда его слово могло бы что-то изменить в лучшую сторону, вернулся в Россию только спустя четыре года после возвращения ему гражданства?

– А что значит "в лучшую сторону"? Поддержать тогдашние реформы он органически не мог, его антилиберальный настрой на Западе только усилился – да еще, благодаря всепоглощающей работе над "Красным Колесом", он весь был в обличительном пафосе против либерального Февраля 17-го. Если бы он тогда приехал, то, скорее всего, обрушился бы на реформаторов – его удержал только принцип: не этично критиковать "из-за кордона". Он присутствовал, и весьма заметно, своей публицистикой: "Жить не по лжи", "Письмо к вождям", "Как нам обустроить Россию". Вспомним, как торжественно и всенародно Горбачев провел "презентацию" последней из этих работ!

– Почему Солженицын довольно резко критиковал Ельцина и его окружение, не принял награждения орденом Андрея Первозванного, почти никак не реагировал на политику Путина и создание им властной "вертикали", что является совершенной противоположностью идеям Александра Исаевича о земстве и народном самоуправлении?

– Как только он приехал в Россию, так и начал критиковать "либералов". Так что, может быть, хорошо, что раньше не приехал… А вот его отношение к Путину не совсем понятно. Может быть, он поддался обольщению путинской демагогии – понадеялся, что сильная власть только и мечтает, чтобы эту власть "передать народу". Политический идеал Солженицына – народная самоорганизация и самоуправление, строительство государства "снизу вверх", что он и провозгласил во время своей триумфальной поездки по Сибири в 1994-м. А, может быть, наоборот, понял безнадежность этого замысла или его историческую преждевременность и смирился с печальной реальностью.

– Повлиял ли Солженицын на общественную, в том числе и религиозную, жизнь в России после своего возвращения?

– Общим впечатлением было разочарование: ждали политических откровений, а он всё о каком-то земстве, о местном самоуправлении… То, что это и есть самое главное, никто тогда не понял и не откликнулся. В действительности, это и было откровением, и поныне таковым остается – просто оно обращено к будущему, а не к настоящему. Видимо, России предстоит пройти еще через какие-то тяжкие испытания, прежде чем она созреет для такой глубинной социальной и государственной реформы.

– Как скажется уход из жизни Солженицына и его посмертное бытие на осмыслении российских реалий?

– Думаю, что влияние его идей и личности будет со временем только расти. Главная идея Солженицына очень проста – не "осчастливливать" народ сверху, а "не мешать" ему самому строить свою жизнь. Но "сложное понятней нам", как писал Пастернак, а простые вещи труднее всего даются для понимания. Переход русского народа к духовному и политическому совершеннолетию – это будет самое глубокое преобразование во всей его истории. Если Россия – сущностно христианская страна, то переход этот должен начаться с Церкви. Когда верующий народ осознает, что Церковь – это именно он, тогда он примет на себя ответственность и за Церковь, и за Россию, и за весь мир. Ибо, перефразируя Достоевского, "все ответственны за всех". Какие богатые плоды приносит это чувство христианской ответственности, Александр Исаевич показал примером всей своей жизни. Те глубинные процессы, которые сейчас начали разворачиваться в Церкви, позволяют надеяться на то, что Православие из бытовой, неосознанной веры постепенно превращается в религию взрослых людей. Это есть духовная, культурная и социальная задача нашей эпохи, в решение которой Солженицынвнес свой великий, неоценимый вклад.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал–
Credo.Ru"

Фото с сайта: sfi.tsj.ru


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования